Компромат.Ru ®

Читают с 1999 года

Весь сор в одной избе

Библиотека компромата

 

Часть третья. Народная община

Кровно-родственный порядок 

Закон возмездия 

Рабский менталитет 

Почему русские мужики своих женщин не защищают 

Почему у кавказцев так много детей 

Почитай старика, почитай самого себя 

Как понимать свободу 

Алкоголизм и наркомания 

***

Кровно-родственный порядок

Почему вы считаете чеченцев единственным сохранившимся исламским народом?

Дело в том, что у нас нет государства. Государство имеет свои интересы: оно должно идти только на обогащение — только на средства можно держать государство и, естественно, старается способствовать экономическому росту и служить базой для прогресса. А нация и религия имеют совершенно другие законы.
Я недавно начал работать над программой для Чечни об устройстве чеченского общества. Я для себя хотел понять все тонкости западного устройства, демократии и авторитаризма. Что такое вообще государство? Что же нам, чеченцам, нужно? Начиная над этим работать, я понял, что враг всему — это государство. Но есть ли альтернатива государству?
Были анархисты. Я над ними стал работать, смотреть. Почему они не смогли найти альтернативы государственному порядку? Толстой, скажем, радикальный анархист, который с позиции религии отрицал государство как противное Богу, но его беда в том, повторюсь, что он не нашел ту общественную систему, в которой работал принцип «око за око». Чтобы не было за одно око два ока или наоборот. Поэтому его и понесло в другую сторону; ударили по одной щеке, подставь вторую щеку.
Государство помогает организоваться людям, чтобы не было хаоса. А я защищаю противоположную организацию: родоплеменную. Мы неправильно понимаем, что такое нация. Мы неправильно понимаем, что такое родоплеменная система. Это есть организация. Родственная. Это более широкая организация, чем та, которая базируется на отдельных людях, на семьях, скажем. Она базируется на кровном родстве, то есть на кланах, кровно-родственных кланах.

Значит, родоплеменная система — это негосударственный общественный порядок. Он царствует до появления государства. Затем появляется государство и постепенно эту родоплеменную систему уничтожает?

Родоплеменная система решительно не вписывается в рамки государства, в устоявшиеся стереотипы мышления «государственных людей». Государство целенаправленно уничтожает традиции, обычаи, национальную самобытность. Государственный порядок ставит общество перед неизбежной потерей национального духа и религиозности.

В одной своей статье Нухаев так охарактеризовал идеальный общественный строй:

«Основой этой системы являются кровно-родственные семьи (кланы), выстраивающиеся на «семеричной» основе, то есть являющиеся объединениями родственников, происходящих по мужской линии от единого предка в седьмом колене. Все члены кровно-родственного клана являются по отношению друг к другу братьями — от родных до семиюродных — и связаны взаимными обязательствами, важнейшим среди которых является кровная месть. Кровно-родственная семья с ее семью иерархическими ступенями (клан) объединяется с другими кланами, имеющими с ней генетическую общность, и таким образом создается род... Группа родов, связанных между собой территориальным соседством... образует союз родов — племя».

Родоплеменная система всеми воспринимается как анахронизм, как причина всех наших бед. Те же марксы, энгельсы и другие неправильно ее понимали.

Для большинства русских подобная родоплеменная система чужда. Предположим, русский приезжает в Чечню, в ващу Чечню, устроенную по вашей кровно-родственной системе, и объявляет, что очень хочет принять ислам, стать чеченцем, говорить по-чеченски и так далее. Но его же все равно не примут.

Он мог бы попасть под защиту одного из кланов.

Это не значит быть полноценным членом этого клана.

Он не может быть свободным, не имея защиты. А чтобы иметь защиту, он должен быть среди своих родственников. Человек, не имеющий кровнородственных связей — раб. Если вы просто так придете в Чечню, вас никто не примет. Но вы можете стать под защиту, одногоиз кланов как свободный человек.

Кровно-родственный порядок, который описывает Нухаев, — это замкнутое общество. Всякое общение там ограничено. Знание не идет за пределы общины. Новшеств мало. Нет никакого простора. Человек находится под строгим надзором семейных старшин. В таком обществе тесно и, в конце концов, скучно. Недаром выходцы таких кровно-родственных общин по старой традиции рвутся на чужбину, чтобы там, завоевать себе территорию, добыть достояние или как-то еще себя «проявить». Повеселившись, прославившись своими «подвигами», молодой джигит может спокойно вернуться в свою добрую, уютную общину.

Вы, наверное, знаете, что ваша кровно-родственная система распадается почти по всему миру сегодня. В Западной Европе, например, идет бурный процесс смешения всех народов. Там люди потеряли веру в важность кровного родства, потянулись к противоположной модели устройства общества — американской. Почти все западно-европейские страны сейчас принимают колоссальное количество эмигрантов разных национальностей и тем самым размывают свои коренные народы. Среди крупных стран развитого мира уже трудно найти этнически однородные общества, может быть, только Япония, Корея, еще кто-то.

Я понимаю. Если по этому пути идти, Россия тоже не сможет устоять. Хотя русские часто сами себя называют Иваном Непомнящим — то есть безродным, тем не менее русские не утеряли своего кровнородственного начала.
Конечно, сразу невозможно это все возродить. Надо повернуться к тому этапу, который уже пройден. Монарх был последний, да? Монархическое государство. Царь был. Теперь надо вернуться к этому.

К монархии

Естественно. На чем держится монархия? На аристократии. Правильно?

Значит, Россия спасется, когда создаст себе новую
аристократию?


Конечно. Что такое аристократия? Те, которые рождены быть свободными. Раз заложены деньги, они обязательно начинают родство развивать. Условия защиты сами ведут к родословности. Те, которые не могут по родству жить, они не будут объединяться. Они будут россыпью жить. Они должны будут обязательно идти под чью-то защиту, то есть рабами жить.

То, что вы предлагаете, может быть, способно спасти маленькую Чечню, но не огромную Россию. Это для нее не приемлемо.

Приемлемо, я считаю. Аристократия была еще недавно в России. Правильно? Монархия держалась на этой родоплеменной системе, на аристократии. Но аристократия в России стала вся рыхлая, непонятная, потеряла свое внутреннее содержание. Когда опора монархии — родоплеменная система — была до конца разрушена, тогда рухнула и монархия.
Здесь только обратный процесс надо ввести. Возврат к монархии Россия должна сделать. Цель этого возврата не та имперская монархия, которая была, — она все время только деградировала, разрушала нацию. Нужно повернуть в обратное направление, откуда она шла, к родоплеменной системе.

В другой газетной статье Нухаев объясняет:

«Порядок, который я предлагаю, строится на законах, имеющих прочные и живительные корни в наших традициях. Эти традиции несут в себе тысячелетний опыт бытия нашей нации и смыкают его с вечностью. Они не могут меняться по прихоти отдельных лиц, охваченных реформаторским пылом. Французский философ Жан-Жак Руссо писал: «Именно великая древность законов и делает их священными и почитаемыми. Потому что народ уже скоро начинает презирать такие законы, которые на его глазах ежедневно меняются, и потому что, привыкнув пренебрегать старыми обычаями, люди часто вносят большее зло, чтобы исправить меньшее».

Этнос или народ — нация, то, что состоит из родов и племен, что базируется на кровном родстве. Если исходить из этого понятия и с этой целью, то монархия обязана восстановить нацию, восстановить народ. Цель монархии — это движение, которое идет в обратную цель. А если обратный процесс, там уже сложная экономика не нужна. И не нужно таких денег. Люди сами себя обеспечат. И вполне будут жить нормально. Только так можно спасти экологию, все остальное. Только это спасительный путь. А так — пропасть. Человечество идет в пропасть.
Красиво сказано. Но меня такое заявление беспокоит. Нухаев все хочет загнать нас в какую-то глухую деревушку, без современной технологии.
Все это чушь, конечно. Если кто-то не понимает почему, я напомню, как выглядел бы мир без цивилизации. Ни электричества, ни автомобилей, ни телефонов не было бы. К этому, пожалуй, можно было бы привыкнуть. Ведь русский мужик ценит чистую природу... Однако отказаться от цивилизации — значит отказаться, и от общения с внешним миром, и от современной медицины, и даже от письменности. Что значит жить без цивилизации — можно наблюдать в Афганистане или самых диких районах Африки. Вот там крепок кровно-родственный порядок, а государство и его законы еле действуют. Результат налицо: постоянные кровопролития, бедность, грязь, невежество.
Нет, человек строит цивилизацию, как раз чтобы избавиться от страданий, невзгод, грубости и бескультурья. Цивилизация создается не по какой-то дьявольской затее. Наоборот, ее строительство — одна из заповедей Господа Бога, который поставил человека царствовать над землей.

Конечно, строительство цивилизации всегда сопровождается потерей чего-то незаменимого в, человеческой душе, чего-то такого, нем человек обладал, когда был ближе к природе. Более того, при восторжествовавшей цивилизации человек может потерять Бога, потерять познания добра и зла, он может забыть ту соборность, с которой Христос заповедал людям жить вместе.
Ну что ж, человеку суждено жить в несовершенстве.'Эти противоположные полюсы — ясные вершины цивилизации и теплота примитивной общины — всегда будут тянуть нас в разные стороны. Наилучшее, на что мы,можем надеяться, — это прийти к равновесию между ними.

Семья как родоплеменной организм является препятствием развитию цивилизации. Например, все эти фирмы, которые сегодня царствуют над российской экономикой, — они все искусственные, государственные. И поэтому, когда вы говорите «общественное доверие», — это не общественное доверие, а государство, которое может заставить людей соблюдать контракт. Вы правильно говорите, что кровно-родственная система не может породить сложную экономику. Только при государстве могут быть созданы эти сложные контрактные условия. Но мы и не тянемся к этому.

У чеченцев, как и во многих первобытных обществах, кровно-родственный клан определяется до седьмого отца; то есть твои родственники — это все те, у кого был общий предок (по мужской линии) семь поколений назад. У тебя может быть несколько сотен родственников, и ты должен с ними считаться. Ты знаешь, что они тебе в трудную минуту помогут но и ты обязан им помогать. Получается что-то вроде всеобщего благополучия. Но только внутри семьи. Вот почему общество, основанное исключительно на кровно-родственных связях, не может быть цивилизованным: оно не способно предложить благополучие всем членам общества. Любая взаимопомощь останавливается на пороге семьи.
Да, существует старинный достойный обычай помогать путешественникам, вроде бы отражающий веру в честность постороннего человека. Но такое гостеприимство редко оказывалось иноверцам. Чаще отношение к ним было хищное и враждебное. В Чечне, как и во многих родоплеменных культурах, воспеваются бандитизм и война. Иноверцев и представителей других племен следует грабить, порабощать или убивать. Мирная жизнь и честный труд не уважаются. Коварство и смелость — вот добродетели.
На таких добродетелях действительно невозможно построить серьезную цивилизацию, на таких добродетелях общество действительно останется на уровне варварства.
Русь, напротив, из маленького племени выросла в великую мировую цивилизацию благодаря исключительно широкому пониманию кровно-родственных связей. Братьями и сестрами назывались все русские — особенно в момент всеобщей опасности. Родной бабушкой или родным дедушкой, по древнему обычаю, считался каждый пожилой человек. Широта души присущая славянскому человеку, и уникальное понятие соборности (духовное единение народа), присущее православному христианству, выражались в том, что русский человек считал своей родной семьей весь народ, а не только узкий клан до седьмого отца, как принято на Кавказе. Более того, русские умели сродниться со всеми своими географическими соседями. Русь никогда не была и никогда не будет страной племеннозамкнутой. В великую русскую реку всегда вливались ручейки других народов. Воды перемешались, и получилось единое племя, единое семейство, единый народ. Именно поэтому русские построили великую цивилизацию, в то время когда горцы на Кавказе все еще измеряли свое богатство овцами.

В ваших рассуждениях о кровно-родственных связях и преимуществах варварства я слышу теорию нацизма. Вы хвалите именно то, что старались сделать фашисты и нацисты в Европе, возрождая свои древние племенные связи, отвергая христианство, призывая к старым обычаям и так далее.

Нет. Те же русские националисты, которые сегодня хотят возрождать Великую Россию, — это не националисты, это нацисты, шовинисты. Почему? Потому, что этот национализм огосударствленный. И те, кто хочет через государственную призму видеть национальное, к нацизму только и приведут.

Допустим, вы правы по поводу превосходства варварских начал и негосударственного порядка, но назад-то уже не повернешь. Города построены, цивилизация существует.

Я и говорю, что последний остов — это Чечня. И оттуда, вы увидите, как все пойдет дальше.

Если применить вашу модель - будь это национализм государственный или негосударственный - к другим странам, потребуется возврат к прошлому. А этот путь может быть очень кровавым, очень жестоким. Потому что многих людей нужно будет гнать, вырывать с корнями...

Нет, нет, нет. Это нужно только в том случае, если во главе государства остается чиновник. Но если во главе государства ставится вместо чиновника монарх... А монарх может держаться только на определенных законах. То есть он хочет не хочет, но должен возрождать аристократию. Он не может на насилии держаться. На насилии как раз уничтожается все родоплеменное. На насилии не возрождается нация. Поэтому не чиновник должен возглавлять, а помазанник Бога.

Если вашу родоплеменную систему воплощать в жизнь — это будет невероятно жестокий процесс. Даже на уровне маленького общества. Возьмем какую-нибудь черкесскую деревню, где живет семьдесять процентов черкесов и тридцать процентов людей другой национальности. Чтобы возродить эту деревню как единое племенное общество, не требуется вмешательства государства. Достаточно собраться сельчанам-черкесам и объявить: теперь здесь будут только черкесы, а вы, другие убирайтесь восвояси. Этот процесс мы наблюдали в Чечне во время принудительной «чеченизации» в начале 90-х, в Боснии, в Косово. Этническая чистка. И государство здесь ни при чем.

Я согласен. Очень много начнется эмиграции, действительно. Но я же не говорю: сразу разрушить государство. Я говорю: монархию нужно возродить. Тогда перед народом поставлена задача. в этом направлении идти — к родоплеменной системе. В этом случае идет возрождение. Атак, как вы говорите, конечно, моменты насилия должны будут присутствовать. Когда государство строилось, разве не в тысячи раз больше крови проливалось? А здесь, если все это будет происходить, все будет происходить от имени Бога и законами Бога. Ты не можешь отнимать, ты не можешь убивать. То есть все расписано. Ты. не можешь за эти рамки выходить. А когда ты отдаешь власть в руки тех, кто будет жить в рамках закона Божяя, то все эти моменты насилия регулируются.

В том-то и дело, что ислам слабо регулирует эти вопросы. Но об этом позже...

***

Закон возмездия

Кровная месть... Многие при упоминании этого принципа представят себе какие-то страшные убийства, жуткие распри между кавказскими кланами... Однако Нухаев воспевает кровную месть как самую важную основу справедливого общества. Вот что он пишет:

«Можно долго приводить примеры того, как государство разрушает кровное родство... Те, кто способны замечать вокруг себя характерные приметы жизни, смотрят телевизор и читают газеты, поймут, о чем я говорю: брошенные дети, не знающие не то что своих предков — даже своих родителей; дома для престарелых; квартирные тяжбы между ближайшими родственниками; братья, не встречающиеся годами, живя в одном городе; убийства и инцесты внутри семей — это перечисление бесконечно, но вся его суть сводится к катастрофическому распаду семьи и кровного родства у так называемых «цивилизованных» народов, живущих в государствах.

В чем же первопричина этого распада? Государство в любой точке земного шара решительно выступает против «дикого» пережитка кровной мести, монополизируя в своих руках естественное для любого человека чувство возмездия за причиненное ему и его близким зло. А если и допускает кровную месть, то вытравливает из нее важнейшую, фундаментальную ее суть, ее смысл — принцип коллективной ответственности, яв.ляющицся главным стержнем сохранения кровно-родственной общинностй... Передав право суда и возмездия государству, люди теряют самый главный элемент, сохраняющий семью, кроено-родственную общину, нацию от распада...

Коран ясно показывает, что возмездие должно быть равноценным, то есть статус (в самом широком смысле) объекта мести должен соответствовать его жертве. Иначе говоря, если убит мужчина, ответному возмездию — при отсутствии условий для прощения — должен подвергнуться мужчина, даже если убийство совершено женщиной. Совершенно очевидно, что в этом случае возмездие падет на одного из близких родственников убийцы-женщины. Одно только сознание того, что за убийство может пострадать не прямой виновник преступления, а кто-то из близких родственников, накладывает мощный психологический мораторий на саму мысль об убийстве, заставляет людей обуздывать гнев, смирять страсти, не поступать безрассудно».

Самый яркий пример превосходства кровно-родственной системы над государственной — это кровная месть?

Да, главный закон, конечно, — возмездие.

И чем оно лучше гражданского суда?

В судах не может быть справедливости.

Послушаешь Нухаева и поймешь: идеология его очень удобна для бандита. Для бандита естественно отрицать государство и закон, считать всех остальных баранами и рабами. Это идеология Раскольникова.

На Западе считают, что кровная месть свидетельствует о примитивности и отсталости народов. Та же Сицилия, например.

У них не кровная месть. Это убийство.

Нет, у них это называется вендетта. Принцип кровного родства и кровной мести сильно затормозил экономическое развитие Сицилии, несмотря на богатую духовную жизнь ее жителей.

Правильно. Но я и говорю, что не должно быть никакого экономического развития. Закон должен быть против прогресса. Форма национальная также должна против прогресса быть. Потому что Бог создал живое. А прогресс рождает только мертвое.

Нухаев считает, что советские и русские ученые неправильно поняли суть кровной мести. Пытаясь лучше объяснить этот принцип, он цитирует Солженицына. Я отыскал то, что пишет Солженицын в своем великом произведении «Архипелаг ГУЛАГ» о кровной мести и вообще о чеченцах в период их ссылки в Среднюю Азию:

«Была одна нация, которая совсем не поддалась психологии покорности, — неодиночки, не бунтари, а вся нация целиком. Это — чечены...
Я бы сказал, что изо всех спецпереселенцев единственные чечены проявили себя зеками по духу (в отличие от немцев, греков, корейцев, крымских татар и других ссыльных народов. — П.Х.). После того как их однажды предательски сдернули с места, они уже больше ни во что не верили. Они построили себе сакли — низкие, темные, жалкие, такие, что хоть пинком ноги их, кажется, разваливай. И такое же было все их ссыльное хозяйство — на один этот день, этот месяц, этот год, безо всякого скопа, запаса, дальнего умысла. Они ели, пили, молодые еще и одевались. Проходили годы — и так же ничего у них не было, как и вначале. Никакие чечены нигде не пытались угодить или понравиться начальству — но всегда горды перед ним и даже открыто враждебны. Презирая законы всеобуча и школьные государственные науки, они не пускали в школу своих девочек, чтобы не испортить там, да и мальчиков не всех. Женщин своих они не посылали в колхоз. И сами на колхозных полях они не горбили. Больше всего они старались устроиться шоферами: ухаживать за мотором — не унизительно, в постоянном движении автомобиля они находили насыщение своей джигитской страсти, в шоферских возможностях — своей страсти воровской. Впрочем, эту последнюю страсть они удовлетворяли и непосредственно. Они принесли в мирный, честный, дремавший Казахстан понятие: «украли», «обчистили». Они могли угнать скот, обворовать дом, а иногда и просто отнять силою. Местных жителей и тех ссыльных, что так легко подчинились начальству, они расценивали почти как ту же породу. Они уважали только бунтарей.

И вот диво — все их боялись. Никто не мог помешать им так жить. И власть, уже тридцать лет владевшая этой страной, не могла их заставить уважать свои законы...

Для чечена главная сила на земле: кровная месть.

Мы, европейцы, у себя в книгах и в школах читаем и произносим только слова презрения к этому дикому закону, к этой она не пресекает горских наций, а укрепляет их. Не так много жертв падает по закону кровной мести, — но каким страхом веет на все окружающее! Помня об этом законе, какой горец решится оскорбить другого просто так, как оскорбляем мы друг друга по пьянке, по распущенности, по капризу? И тем более какой нечечен решится связаться с чеченом, сказать, что он — вор? или что он груб? или что он лезет без очереди? Ведь в ответ может быть не слово, не ругательство, а удар ножа в бок. И даже если ты схватишь нож (но его нет при тебе, цивилизованный), ты не ответишь ударом на удар: ведь падет под ножом вся твоя семья! Чечены идут по казахской земле с нагловатыми глазами, расталкивая плечами, — и «хозяева страны» и нехозяева, все расступаются почтительно. Кровная месть излучает поле страха — и тем укрепляет маленькую горскую нацию».


Для возрождения нации просто нужно из главных принципов исходить: единобожие, общинная система и закон возмездия.

Как закон возмездия правильно трактовать? Как коллективную ответственность. Вот это, я считаю, достаточно для фундамента.

Второй момент: общинная система жизни. Не государственная — а общинная. А закон возмездия вписывается в общинное сознание. Кровная месть — это принцип возмездия, который не на индивидуальной ответственности основан, как в цивилизованных странах, а на коллективной.

При такой коллективной, общин но-кровнородственной ответственности каждый человек попадет под строгий контроль своих родственников, ближних, он будет на виду и не сможет скрыть ни один свой серьезный проступок и ни один проступок не останется без наказания.

Сыновья и внуки ответственны за грехи своих предков?

Те, которые при жизни общиной живут и вместе находятся, — да. Но здесь нельзя сказать одним словом. Каждый случай должен рассматриваться, но сам принцип должен быть: коллективная ответственность.

Стоит заметить, что именно на коллективной ответственности и принципе кровно-родственной связи основано решение Сталина сослать чеченцев в 1944 году. Несколько тысяч отдельных чеченцев решили сотрудничать с немцами? Значит, все чеченцы должны отвечать.

Получается, случайный член семьи может пасть жертвой мести?

Закон говорит: тот, кто безвинного убьет, — ему не будет прощения. Но кто безвинный? Вот здесь играет этот коллективный момент. Скажем, человек берет кого-то и убьет. Тогда уже родственники потерпевшего будут смотреть: кто был убийца и кого убили. Если убийца был какой-нибудь незначительный человек, а погибший был какая-то достойная личность, они скажут: ну мы среди вас достойного вашего убьем. Это будет правильно.

Принцип кровной мести касается только людей в пределах одного общества. Мстить может только ближний. Он может мстить родственникам до седьмого колена.

Там, где мы говорим о кровном возмездии, от этого не воюют народы между собой. Даже кланы между собой так не воюют. Есть просто виновные и невиновные. Виновных никто не защищает. В этой системе невозможно виновного защитить, потому что против него там начинает весь народ работать. Коран говорит: вот виновный. За виновного не может заступаться никто. В его клане, наоборот, все будут рады, если виновного захотят те убивать, а не кого-то из них. Вот у кого жертва есть, они делают выбор. То ли виновного убивать, то ли среди его родственников достойного убивать. Они думают. Захотят — простят, захотят — убьют. Вот такие принципы работают.

Но кому решать: кто виноват, кто нет? В том-то и суть, что без вмешательства государства обычай кровной мести к мирному обществу не приведет. Если существует принцип «око за око», то кто-то должен его интерпретировать, потому и возникло государство, что кто-то должен был выступать судьей и справедливо решать споры между членами общества. Если такого судьи нет, общество обречено на бесконечную и всеобщую резню. Всякому обществу нужен судья — почетный человек, который стоит выше всех частных интересов, который представляет интересы всех слоев общества. Именно на истинном правосудии построено любое здоровое государство.

***

Рабский менталитет

Есть такие народы, которые полностью составлены из лучших людей, из аристократии, из тех, кто имеет родословность. У других народов есть и рабы, и аристократия. Когда этот порядок нарушается, когда все смешивается, когда рабы стали над аристократией и аристократия растворилась, тогда национальность теряется. Потому что чувства родства раб не чувствует. А аристократия чувствует. Аристократия всегда стремится то ли к родственнику, то ли нацию объединить. В гены это заложено.

Раб — это человек бескостный, беззащитный, которому нужна защита. Его в рамках держат — он будет работать, он будет находиться в рамках закона. Его контролируют те, которые могут жить в родстве. А те, которые не могут жить родством, предназначены рабству.

У русских также были и рабы, и свободные. Кто свободный, аристократией назовем. Докоммунистическая Россия, начиная от Ивана Грозного, целенаправленно все время уничтожала этот порядок. Они шли по пути империи. В конце концов почему распалась монархия? Потому что монархия держится на принципе аристократии. А к 1917 году аристократия уже давно рухнула, полностью чиновниками была заменена. Когда распался старый режим, они могли бы создать национальное государство, опять развивать национальный дух. Но этот момент ушел, и они опять создали империю — Советский Союз. И опять интернационал.

Рабский менталитет проявляется у человека не в отношении к закону или государству, а в повседневной жизни, в отношении к соседу например. Рабами можно назвать тех людей, которые не берут на себя ответственности за общие дела, которые постоянно ворчат от безделья, которые не уважают друг друга, которые пакостят ближнему, которые, будучи оскорбленными, оскорбляют других, будучи униженными — унижают других, не помогают, а ставят палки в колеса. Рабы готовы нарушить любой порядок, лишь бы получить еще крошки со стола или пропихнуться к началу очереди. Раб — это тот, кто сориту себя в подъезде, кто хамит чужому, кто пренебрежительно относится ко всему окружающему, а потом еще жалуется на судьбу.

Аристократ — это человек, который, наоборот, берется убрать мусор за другими, починить то, что сломано, который помогает любому бедствующему, даже постороннему, который на грубость отвечает вежливостью, на жестокость — добротой, на уныние — радостью и надеждой, на недоумение — уверенностью, на всеобщее замешательство — спокойствием, на беспорядок — кропотливой работой. Этот человек несет на своих крепких плечах невзгоды других, он принимает ответственность. Он истинный хозяин положения. И в благоустроенном обществе таким хозяином-аристократом является почти каждый.

Народовластие (демократия) и гражданское общество всегда начинается у собственного подъезда.

Коммунистический СССР, конечно, сильнее всех прежних империй разрушал национальный дух разных народов.

Если русские хотя бы один раз свое личное государство национальное возродили бы, сегодня это самосознание было бы крепкое. У других государств, маленьких, есть это. Казалось бы, они быстро должны были бы раствориться. Но у них сохраняется национальный дух.

Хотя чувство национального достоинства издавна было присуще славянам, за последнее время они действительно стали терять его.

Русские имели то же самое, что и чеченцы, — родоплеменную систему, но теперь остались лишь отголоски. Русские уже полуграждане. Люди необязательны между собой, потому что у них нету родоплеменного сознания, их ничего не связывает. Когда говорят, какая загадочная русская душа, все это действительно так и есть. Русские намного глубже западных людей. В них всегда какая-то внутренняя борьба проявляется. Русский — он то один человек, то совершенно другой. В нем сидит и родовое начало, и гражданское. То есть это борьба человека и гражданина.

И чувство национального достоинства у русских, конечно, выше стоит, чем у западного человека или там у других многих народов. Вообще у русских собственное достоинство до конца не выжито; за эти тысячи лет государственности оно у них еше сохраняется. Ну, скажем, брат за брата будет до конца там драться. От того же русского часто можно услышать, допустим: я дал слово... Так что самоуважение сохранилось. Однако, по сравнению с чеченцами, у них чувство достоинства сильно утрачено. Сила духа в чеченцах с раннего детства в семье воспитывается. Поэтому в момент столкновения чеченцы сильнее других.

Чем еще русские от чеченцев отливаются?

Общественное мнение для русских не столь важно, как для чеченцев. Для чеченца, как остальной мир будет думать, не столь важно, потому что он знает, что показать себя хорошо для остального мира нетрудно. Для чеченца главное — это мнение чеченского общества, что чечены скажут о тебе, что чечены о тебе подумают. Нигде в мире достоинство так не чтится, как у чеченцев. Очень высокая планка у чеченцев. Самооценка очень высокая.

Думаю, все дело в вере. Русские лишь сейчас возвращаются к православию а чеченцы никогда не отступали от своей религии. Вы, например, росли в верующей семье, где соблюдались исламские традиции. Русским вашего поколения такая религиозность не свойственна.

На том этапе (во время бандитских войн 1980-х и начала 1990-х гг. — П.Х.) религиозные моменты все-таки играли второстепенную роль. Национальное было сильнее. Общественное мнение выходило на первое место. Сегодня религия играет первостепенную роль, и я всегда задаю себе вопрос: как я должен поступить? Что мне говорит Бог по этому поводу?

Когда ты встречаешь человека, ты можешь одним вопросом сразу во всех отношениях охарактеризовать его: ты веришь или не веришь? Если человек скажет, что он неверующий, ты сразу прикидываешь, что он не может быть чистым до конца. Значит, нельзя на него полностью полагаться. И ты просто знаешь, что он не мужчина, что он окажется просто трусом. Поэтому с ним можно все оспаривать, можно идти до конца, на погибель, и он все равно уступит. То есть когда ты верующий и ты за правое дело идешь, ты знаешь, что ты в любом случае не теряешь (то есть после смерти ты попадешь в рай. — П.Х.). Когда делаешь то, что не запрещено Богом, ты до конца идешь. А у него все равно... Он сдастся, потому что, повторяю, он не мужчина, он недостойный.

Либо из-за недостаточного уважения к православной церкви, либо по какой-то другой причине, но факт остается фактом: национальное самосознание у русских слишком слабо развито.

Например, за последние сто лет часто кричали об угрозе русского национализма. Ленин об этом кричал, русские либералы кричали, иностранцы кричали — все кричали об этом. На самом деле угроза русского национализма была выдумкой врагов России. Если в XIX веке русским государством и проводилась кое-какая «русификация» малых народов империи, то она проводилась вяло и несистематично. В большинстве случаев представители других национальностей становились русскими по собственной инициативе. А когда представители разных национальных меньшинств объединились в 1917 году, чтобы разрушить русское царство и русскую православную церковь, что сделало великое большинство русского народа? Лишь наблюдало за процессом со стороны!

О каком русском национализме может идти речь, если русский народ в XX веке несколько раз безропотно позволял хищникам грабить свои богатства, разрушать свои святыни, издеваться нал своим духовным наследием, убивать своих лучших сыновей? Нет, у русских слишком слабо развит инстинкт национального самосохранения.

Я это знаю по русской эмиграции. Точно определить размер «белой» эмиграции (волны 1917—1925 и 1942—1946 годов) очень трудно, но историки говорят о порядке полутора миллионов человек. И что осталось сегодня от этой огромной группы людей, в которую, между прочим, входили самые блестящие писатели, мыслители, богословы, музыканты, инженеры, учёные? Чтобы разыскать сегодня их потомков, нужно хорошо постараться. Существуют какие-то общины «белых» русских в Париже, в Нью-Йорке, еще где-то, но они совсем маленькие, максимум пять тысяч, человек. Все другие растворились и бесследно ассимилировались. Как политическая или общественная сила русские никогда не заявляли о себе.

Возьмите Нью-Йорк. Почти каждая этническая группа устраивает свой парад: ирландцы, немцы, итальянцы, греки, поляки, евреи, чернокожие, мексиканцы, пуэрториканцы — все гордо объявляют о себе на своих национальных праздниках. А русские — тише воды, ниже травы. Приезд сотни тысяч русских эмигрантов, так называемой третьей волны, в 1970-е годы (главным образом евреев) ничего не изменил в этом смысле.

Последние десять лет идет новая волна эмиграции из России: трезвые, предприимчивые молодые люди, бегущие от катастрофы либеральных «реформ», охвативших Россию после распада СССР. Это огромная потеря для России и величайшая добыча для Запада. Кстати, многие из этих новых эмигрантов (но не все, конечно) стесняются говорить по-русски, как-то смущаются, когда их спрашиваешь, откуда они... Не сомневаюсь, они так же бесследно растворятся в толпе, как их предшественники. Слабое у русских национальное самосознание. Слабое.

Русских просто не научили об этом говорить. Россия уже давно превратилась в империю, а империя должна все время говорить за интернационализм. Поэтому русское национальное самосознание уничтожалось и забивалось. Кое-что сохранилось, но только в искаженном виде. Теперь у русских все перемешано: национальность с империей. И вот они пойдут умирать — но за родину или за империю? Борьба за пространство вложила в них понимание, что родина, империя и русская национальность — это все одно и то же. Поэтому у них все же есть русское, только оно неправильно озвученное, неправильно понимаемое.

СОТРУДНИК РУБОПа. Россия при всех своих завоеваниях ни у кого не отбирала веру. Ведь она не закрепощала, не говорила им: «Вот, будете учить только православие». Она говорила: «Пожалуйста, оставайтесь мусульманами, оставайтесь при ваших обычаях».

В свое время Шамиль (имам Шамиль, знаменитый вождь восстания чеченцев и аваров против России в середине XIX века. — П.Х), когда его в течение нескольких недель везли в Петербург через все просторы страны, спросил: «Это что, все Россия?» Ему ответили: «Да». — «Если бы я это знал, я бы с ними не воевал», — прогодорил Шамиль. Он-то думал, что это просто племя какое-то на него напало.

Позже он своим родственникам сказал: «Для вас появилась вторая родина — Россия, которой вы должны служить верой и правдой».

Наш сотрудник РУБОПа правильно оценивает широту русской души. Достоевский считал, что русский народ — «богоносец», исполнен христианским, духом, что он призван спасти безбожную Европу, осветить весь мир.

Что же случилось? Просто этот робкий, покорный, бесконечно щедрый народ стал более удобной жертвой для хищников и разбойников. Русскому духу не пришлось осветить мир — десятки миллионов русских людей были убиты, у русского народа украли наследие, отняли достоинство, и он сегодня почти исчез с площадки великих держав мира.

Я не хочу уменьшать святость русской души, описанной Достоевским, или величие подвига тех мучеников Руси, которые робко и покорно встречали смерть. Память об этом навсегда останется святыней. Но можно уверенно сказать, что русские послужили бы лучше и себе, и остальному миру, если бы не были столь робкими перед лицом врага, а проявили бы железную волю и не отступили.
Русскому человеку не хватает национального самосознания и гордости. Гордость, конечно, не очень русская черта. Следуя христианским заповедям, русский человек часто считает гордость чем-то грешным. Гордость слишком уж близка к гордыне. Но именно гордость и нужна Руси.

Большевики-интернационалисты делали все, чтобы искоренить русское самосознание. Русскому народу не позволялось заявить о себе, любой разговор о достижениях именно русского народа пресекался, как национальный шовинизм. И сегодня русский человек не воспринимает себя потомком славного племени, потомком героев, построивших самую большую страну в мире.

Такое самоунижение и неуверенность в себе только порождают презрение других народов. Русский человек пропустил полтора столетия в развитии национального самосознания. В это время турки, арабы, китайцы, японцы — все проснулись, осознали себя единой нацией и поняли, как процветать в современном мире. А русский мужик стал даже более слепым, чем был. Ему за последние 100 лет еще больще запудрили мозги. Все остальные советские народности искали и находили свои забытые языки, предметы своего культурного наследия, свои вековые обычаи общественного быта. Не русские. Россия осталась строительной площадкой для всех других. Когда веками собранное богатство русского народа утекало у него сквозь пальцы, русским человек наблюдал за этим процессом с тупым недоумением и бездействовал.

В итоге сегодня русский род распадается. Кто уезжает в Америку или Канаду, кто бросает семью, кто уходит в наркоманию или пьянство. Мужчины не хотят заводить детей и воспитывать новое поколение, девушки выходят замуж за иностранцев. Сам облик российского населения меняется на глазах.

Вполне возможно, что от Руси останутся лишь руины. Ведь только по руинам сегодня мы можем познать великую Византию на Босфоре... Россия не исчезнет как геополитическое и экономическое пространство (кто-то на ней всегда будет выращивать хлеб, зарабатывать деньги), но вот русский народ может исчезнуть. Русских на Руси заменит неопределенное человеческое море, разделенное на хищников и рабов. И великий род будет забыт, растворится в тумане прошлого.

Конечно, те печальные процессы, которые мы наблюдаем сегодня, — не конец истории. Вероятно, что Россия снова воспрянет. До сих пор Русь всегда побеждала тех инородцев, которые пытались ее подчинить. Русские поднимались, объединялись и отбивали своих врагов. Так было в XIII и XIV веках, когда Русь приняла на себя главный удар татаро-монгольского нашествия, выжила и в конце концов восторжествовала над завоевателями. Так было в 1612 году, когда русское ополчение вытеснило поляков-католиков из Москвы. Ни одному гениальному полководцу не удалось завоевать Русь — ни Карлу XII, ни Наполеону, ни Гитлеру. Не удалось и большевикам-интернационалистам 1917 года, захватившим власть над русским народом и попытавшимся окончательно разрушить православную Русь, — в итоге не православная Русь, а большевистские хищники оказались на свалке истории.

Если и в этот раз Русь воспрянет после почти смертельных ран, нанесенных ей в XX столетии, — то это будет чудом. Именно чудом не раз уже спасалась Русь. Так что предсказание Достоевского все-таки может осуществиться.

***

Почему русские мужики своих женщин не защищают

Я муж и отец. С первой моей женой не получилось, и я развелся в 1993-м. Женился на второй жене в конце 97-го.

В исламе позволено многоженство. Вы лично это одобряете?

Да. Я считаю, что это нормальное дело, особенно во время войны или какого-то исключительного времени, когда недостаток мужчин, а общину нужно возрождать. Иметь две, три жены — это нормальное явление. Ненормальное дело прелюбодейством заниматься! Изменять, иметь любовницу, тайно от жены ходить куда-то — вот это уже грязь.

Как, вы считаете, русские относятся к своим женщинам?

Не защищают.

Да, это горькая правда: русские девушки по всему миру рабыни. Русские девушки продаются на улицах всех городов мира. Над ними издеваются арабы, турки, чечены, албанцы, американцы, японцы, китайцы.

Русские своих женщин не защищают. Эту сторону они не чувствуют.

Какая разница между русскими мужчинами и чеченскими в их отношении к женщине? Я имею в виду именно защиту.

Ну здесь даже не может быть сравнения. Где бы мы сейчас ни находились, все знают — и русские, и другие, — что с чеченками лучше им отношения не иметь. Потому что ты можешь оказаться жертвой. Даже если будет какая-то чеченка проституткой, без рода и семьи проституткой бродить по улицам, для любого чеченца это оскорбительно, унизительно. Если будет возможность, я ее сам пристрелю, чтобы она не позорила нашу честь.

А почему так охраняются женщины в чеченском обществе?

Ну, прежде всего, мужчин создают женщины. То есть женщина — это очаг дома. И воспитанием занимается женщина, а не мужчина.

А как русские бандиты относились к своим женщинам? Они их защищали?

У русских нет такого положения. Мне кажется, этот момент утрачен. Либо Советский Союз это сильно добил, либо эмансипация женщины, но они считают нормальным, что их женщины брошены на произвол судьбы, что они кому угодно свободно достаются.

Поэтому в любом месте, где бы мы ни были, в Москве начала 90-х, скажем, самые красивые женщины обычно рядом с чеченцами были. Почему? Потому что они в чеченцах видели какую-то силу Достоинство. С чеченцем женщина себя чувствовала уверенной, защищенной — и с материальной стороны, и со всех сторон. Почему? Потому что положение женщины его достоинства касается. Если ей что-то не хватает — это его унижает. Но в то же время она знает, что он ее хозяин. Женщине необходим хозяин. Всевышний создал так, что мужчина больше ростом, чем женщина. И каждый должен выполнять свою роль. Она чувствует себя в этой роли нормально.

Но русские мужчины уже не ощущают этого момента. И тогда женщина не чувствует того мужчину, которого она хотела бы чувствовать. Она его чувствует более слабым. Она себя не чувствует уверенной. И начинает или оспаривать что-то, или говорить что-то... То есть она реагирует на мужчину как на самца, а не как на мужчину.

Опять-таки мне кажется, что причина в том, что Советский Союз все перевернул. Русский народ был неоднослоен — там были и свободные, и рабы, — но Советский Союз все перевернул. И теперь получается большинство населения — рабы. И отношения между мужчинами и женщинами Советский Союз перевернул. Государство воспитывало так, что мужчина бодьше не хозяин в своем доме. Политика государства по отношению к женщинам такова, что женщина обязательно права. Женщине стоит только обратиться в милицию — и, даже если она виновата, сажают мужчину.

А как поступаете вы, если мужчина внутри семьи плохо относится к собственной женщине, если он бьет ее без причины?

У нас женщина всегда под защитой. Это все же большая семья. Есть семья парная, и есть семья большая — до седьмого отца.

Придут двоюродные братья и скажут: перестань?

Если он несправедливо делает, тогда найдутся родственники, которые придут и скажут: если нужно бить его — побьем, если нужно будет его в подвал бросить — бросим в подвал. Потом, оттого что женщина пошла замуж, это не значит, что она потеряла родство со своими родственниками. Ее родственники узнают, приходят, говорят: ну ты что нашу женщину избиваешь? То есть его все равно заставят быть правильным. Он никуда не денется.

Нухаев красиво описывает свое кровно-родственное общество. Однако в его словах много преувеличений. В чеченском обществе столько же мерзости и зла, что и в русском. А с точки зрения русской общины, чеченцы принесли с собой только разгул и насилие.

***

Почему у кавказцев столько детей

Русский народ сегодня переживает демографический кризис. Семья распадается. Женщины не хотят заводить детей. В продолжение 1990-х годов, по официальной статистике, на каждого новорожденного ребенка приходилось почти три аборта. А те дети, которых мать все же доносила до срока, часто отдавались в детдома. В 1997 году, например, в России родилось 1,3 миллиона детей, но от 113 000 детей (9 %) родители отказались. По некоторым оценкам, в России сегодня два миллиона сирот и беспризорников, но у 95% из них все еще жив по крайней мере один из родителей. К сожалению, принцип семьи в России сегодня очень быстро исчезает, а с ним и будущее русского народа.

В России катастрофически низкая рождаемость. Почему русские женщины не рожают детей?

Действительно, многие вообще не рожают детей. И даже когда женщина хочет детей, она, как правило, заводит только одного ребенка. Я думаю, что главная причина в том, что женщина не защищена. Материальная сторона — это даже не все. Она не защищена социально, не защищена самим обществом. От нее никто этого истребует, никто этого не хочет. Оттого что она родит, никто ей спасибо не скажет. Никому это не нужно. Она родила — это всем нагрузка получается. Кому это надо? Никто от этого не радуется, никому ее ребенок тоже не нужен. То есть нет смысла ей рожать. Женщина много детей рожает, когда она знает, что каждый раз она совершает подвиг, она приносит подкрепление обществу, в котором она находится. Она становится героем дня. Она знает, что будет радость всеобщая, особенно когда рожает сыновей. Она знает, что у нее будут муки и что она должна будет воспитать этих детей — она знает, что это тоже будет, — но она знает, что она совершает и перед Богом хорошос дело. Это ее джихад. То есть у нее две цели: родить и воспитать. И чем больше она воспитала нормальных детей, тем больше ей будет награды в раю. Ей и лучше на земле этой, в обществе. Она постоянно внутренне дпокойна, у нее внутренняя радость. Это се все радует. И ей не нужно думать, насколько она будет обеспечена экономически. Она знает одно, что голодными дети не будут. Она защищена всем обществом своим.

А в России не так?

Это утеряно. Но не безвозвратно. Там отголоски остаются, особенно где православие. Я думаю, чтоесли задать тон обратный, на возрождение, тогда очень быстро может возродиться правильное отношение к семье в России. Православие очень быстро это может возродить, я так считаю.

Стоит заметить, что женщина в мусульманском обществе слишком замкнута. Ей недостает пространства для развития ее уникальной души. Наиболее традиционные мусульманские общества вообще с женщинами не считаются.
В христианском мире женщина не слуга мужчины, а царица при добром царе. (В истории ислама вы не найдете аналогов европейским королевам, княгиням, боярыням.) Христиане чтят Матерь Божию — Царицу Небесную. И христианская женщина отражает ее славу.

Трудно представить себе возрождение больших семей в России — особенно русским мужчинам. Вот, скажем, я молодой человек. Мне живется хорошо, весело, я за девочками гоняюсь, в то же время меня удовлетворяет моя карьера, я постепенно богатею... Зачем мне заводить семью, заводить детей?

Ну, во-первых, сама природа это устраивает. Если мы не будем нарушать заветы и не будем детоубийством (аборт. — П.Х.) заниматься, то дети все равно будут, не правда ли? Уже независимо от нас. Более того, там, где сильна родоплеменная система, там все только радуются, когда рождаются дети, особенно сыновья. Все только этого и ждут. Вот мне сегодня утром позвонили от двоюродного брата. Я сказал, что я очень занят, пускай перезвонят. А они требуют тем не менее, чтобы я взял трубку. Что-то такое случилось, я думаю, раз уже требуют так беспардонно. И они сообщили, что у двоюродного брата родился сын. И они знают, что я уже не разозлюсь, что от меня будет подарок... И вот сейчас они будут звонить везде, кто первый сообщит. Видите, радость какая. То есть в нашем полку прибавилось, и мы этому радуемся. Два месяца назад у меня родился ребенок. И у меня дома, там, в Чечне, тоже праздновали родственники, несмотря на то, что война идет. То есть этому радуются.
А в государственной системе, в городах, этому никто так не будет радоваться. Кому эта нагрузка нужна? На Западе, если у кого-то родился ребенок, кроме родителей, там мало кто будет радоваться. Отец, может, порадуется, а может, не порадуется. Может быть, подумает, что лишняя нагрузка будет.

Без отца — нет Отечества. Без отца — нет семейства. Кто же научит детей, растущих без отца, достоинству, чести, почитанию предков и Отечества, силе воли, мужеству, упорству, устойчивости, смелости? Ребенок без отца лишен возможности наблюдать совместную жизнь родителей: как разрешают они свои проблемы, как соблюдают интересы другого, как добиваются компромисса. А главное — наличие отца и матери олицетворяет торжество верности и любви над эгоизмом и распрями.
Понятие семейственности очень трудно передать в школе или в средствах массовой информации. Будущие отцы и матери воспитываются именно в семье. Поэтому стоит только одному поколению промахнуться — и цепь веков прервана навсегда.
Чтобы вырастить хорошего мальчишку, требуется хороший отец. Только достойный мужчина может правильно воспитать мальчика.
'Неужели русские мужики совсем не хотят выполнять свой долг: выращивать новое поколение? Иногда кажется так. Это означает, что они готовы уйти с исторической сцены.
Величайшее несчастье сегодняшней России — это огромное количество детей, росших без отцов. Проблема началась с Великой Отечественной — четвертого сокрушительного удара по русской нации (Первая мировая, Гражданская и раскулачивание уже унесли миллионы прекраснейших образцов русского рода — истинных вождей нации). Великая Отечественная унесла еще десятки миллионов мужчин.
Послевоенное поколение росло без отцов. От этого все патологии, которые известны нам сегодня: алкоголизм, безответственность, беспринципность, клептомания, трусливость, отсутствие достоинства.
Те же славянские бандиты, против которых чеченцы боролись з Москве десять лет тому назад, может быть, и одержали победу в 1993—1994 годах, но в дальнейшем они проиграют. Расчет простой. Чеченец воспитывает четырех детей, а русский только одного ребенка. Так что в конце концов чеченцы и им подобные остаются победителями. Именно их сыновья унаследуют город.

Если обычная русская семья мечтает завести только одного ребенка или максимум двух, то о каком количестве детей мечтает обычный чеченец или чеченская семья?

Вы знаете, эти городские моды нам тоже потихоньку навязывались. Но сегодня, слава Богу, мы вес еще считаем, что четверо детей в среднем — это нормально.

Зачем человеку столько детей? Четверо, пятеро... Я-то понимаю, но вы объясните.

Ну, во-первых, ты знаешь, что они никогда у тебя не останутся голодными, холодными, потому что у тебя всегда есть твои родственники, которые никогда не откажут в поддержке. Поэтому, если ты чеченец, ты не можешь остаться голодным или нищим, у тебя всегда будет поддержка, ты всегда будешь иметь необходимый минимум, всегда будешь защищен твоими родственниками. Ты уверен, что в любом случае твои дети вырастут и друг другу будут опорой, друг другу будут помогать.

Во-вторых, ты знаешь, что Всевышний распределяет каждому столько достояния, сколько он должен употребить в этой жизни. Всевышний каждому уже определил его имущество. Уже каждому определено заранее, и не нужно убивать детей (аборты делать. — П.Х.), боясь, что вы не сможете их прокормить. То есть надейся на него, на Бога, и они прокормятся. А третье: у нас запрещено делать аборты.

Можно еще прибавить: то, как общество воспринимает многодетное семейство, может сыграть решающую роль. Статус многодетного отца и плодородной матери всегда был очень высок. Никто не сомневался в том, что является главным сокровищем жизни. Плодить другое существо — разве это не чудо? Разве это — не главное предназначение женщины?
В нынешнем российском обществе, наоборот, многодетных родителей часто воспринимают как чудаков. В современных произведениях искусства мы видим только мужчин и женщин, не обремененных детьми и супружеством. В женских журналах разговор ведется в основном о сексе, и почти ничего о любви, рассказывается только о том, как заманить мужчину, и нет ничего о браке и материнстве. Российское телевидение показывает нам успешных, красивых женщин, которые многого добились в профессиональном плане, но не матерей. И уж беременную женщину вы точно никогда не увидите.
С каких пор то, что раньше прославлялось, — сегодня скрывается, то, чем раньше гордились, — сегодня является предметом стыда? Современный человек совершенно не представляет себя во главе большой семьи.
Главная беда России XX века заключается-в том, что самое важное для народа и государства было отброшено в категорию «социальная сфера». А ведь основную задачу Руси можно определить всего одним словом — материнство. Руси нужно, чтобы русские женщины рожали множество здоровых детей. Все остальное — это способствующие элементы: уровень жизни, инфляция, снабжение рабочими местами, технология и наука, производство, налаживание государственного аппарата, культура, оборона, здравоохранение, окружающая среда, архитектура, образование. Все это должно стоять на службе русского материнства. Не люди для государства существуют, а государство для людей.

Как вы считаете, то, что у русских такие крошечные семьи, часто только один ребенок, отражается на силе характера и духовном развитии русского человека?

Безусловно, отражается. Не имея в семье, скажем,
хотя бы одного брата, человек не чувствует опоры, он не чувствует спины, не чувствует плеча. Он растет одиноким. Во многих русских семьях только муж и жена. А чеченцы растут в больших семьях: у нас же семья кровнородственная. Помимо братьев, есть и двоюродные, и троюродные братья — все вместе живут. И это сила. То есть человек всегда растет полноценным. Он знает, что он достойная личность и никогда не может быть, чтобы с ним что-то сделали.

Во многих семьях, и русских и европейских, люди очень мало общаются со своими двоюродными и троюродными родственниками...

Да, современный человек растет одиноким. Но я хочу сказать, что русские сами еще недавно жили этой кровно-родственной жизнью. Поэтому в них этот дух генетически заложен; он так долго закладывался, что он все еще присутствует, он еще не весь выветрился, по крайней мере по сравнению с западными людьми, которые уже давно оторваны от кровного родства.

Если так, то почему тогда русские все же такие маленькие семьи заводят?

Сегодня русские тоже приобщились к той же цивилизации, пытаются быть более цивилизованными. Затем, есть чисто экономические моменты — то есть городской образ жизни, квартирные условия, которые заставляют многих считать, что один ребенок достаточно. Может быть, родители и хотели бы больше, но считают, что это было бы слишком обременительно. И потом, конечно, религиозность потеряна. Вот такое состояние. А так, сами по себе, чисто генетически, русские еше недалеко оторвались от кровного родства.

***

Почитай старика, почитай самого себя

Один почтенный американский господин впервые за много лет навестил Москву. «Не было пожилых людей, — поделился он со мной своими впечатлениями. — Шли приготовления ко Дню Победы, и везде старики с медалями на всю грудь, но, кроме них, я не видел больше никаких пожилых людей. Они что — уехали куда-то?»

На самом деле — погибли. Их настигла волна смертности, унесшая миллионы русских людей в 1990-е годы. Без пенсии, без сбережений, без медицины, без правильного питания, без всякого внимания — у них отняли все, они оказались в условиях самой дикой Африки. Естественно, многие умерли раньше отведенного им срока. Их осталось ничтожное количество.

Смертность старшего поколения в 1990-е годы можно отследить по официальной статистике. С 1990 года, когда либеральные «реформы» бросили население в нищету, по 1994 год уровень смертности вырос на 27% среди женщин и 53% среди мужчин. Средняя продолжительность жизни снизилась для женщин от 74 лет до 71 года, для мужчин — от 64 до 58 лет. Такой взрыв смертности обычно наблюдается очень редко, лишь в условиях войны, массовой голодовки или какой-то катастрофической эпидемии. Но в России в 1990-е годы ничего такого не было. Страна просто превратилась в самые настоящие джунгли, а, как известно, закон джунглей гласит: физически слабые обречены на смерть. Все, кто не укрылся за стеклами своих «мерседесов», видели этих жалких старушек, просящих милостыню на улице, этих старичков, валяющихся в канаве, этих достойных пенсионеров в обветшалой одежде, аккуратно копающихся в мусорном баке в поисках хоть чего-то съедобного.

Эти смерти лежат на совести Бориса Ельцина, так же как десятки миллионов голодных смертей во время Великого Прыжка Вперед лежат на совести Мао Цзэдуна. Любой национальный вождь может не справиться с задачей, но, если он порядочный человек, он должен уйти со своего поста. Ельцин обязан был подать в отставку в 1995 году, если не раньше. Он этого не сделал и остался руководить развалившейся страной. Думаю, еще долго будут вспоминать его либо как мерзавца, либо как дурака.

А что сказать о других, о тех, кто поддерживал этот гиблый путь, и о тех, кто воспользовался возникшими переменами, разбогател и дружно отвернулся от всего старого? Они молодые, порывистые, не знающие мудрости, — может быть, от них только этого и следовало ожидать? На самом деле это — величайший грех. Что сказать об обществе, в котором практически все молодое поколение оставляет на погибель своих стариков?

Я считаю, что присутствие бодрых, счастливых пожилых людей на улицах — самый яркий показатель здоровья общества.

Есть ли разница между русскими и чеченцами в отношении к старшему поколению? Что вы наблюдали в бандитской среде, например?

Во-первых, никакой чеченец не будет уступать обычному взрослому русскому. Но когда стоит очень большой взрослый, старик скажем, тогда это каждый чеченец чувствует и, естественно, он отдает ему дань, и уступит, и уважение покажет, и все остальное. Он не будет такие почитания делать как чеченскому старейшему, но внимание как к старику обязательно будет.

А русские этим не живут. Я помню, в студенческое время я по привычке уступал старшим однокурсникам. Но потом увидел, что это ненормально воспринималось, что некоторым русским казалось, что я либо от слабости уступаю, либо по какой-то другой причине. Вот эта ментальность — почитать старшего — она не срабатывает у русских.

У русских совсем отсутствует уважение к старшим?

Да, у них отсутствует. Когда чеченцы сталкиваются со стариками — хотя бы в зоне, в лагере. — есть грань, которую они чисто психологически не могут переступить; даже если старик не чеченец, ты все равно должен ему внимание уделить.

То, что молодые русские непочтительно относятся к старшим, ослабило мх дух?

Конечно, это очень сильно ослабляет. Таким образом молодые теряют самоуважение. Потому что ты еше молодой, ты должен думать о том, что ты тоже будешь стариком. И вот если этот человек, который, уже будучи молодым, не чувствует, что если он был стариком и по отношению к нему какой-то молодой мог допустить оскорбление, ему лучше не жить, настолько это неприятно, даже мысль об этом: что тебя могут не почитать. Человек всегда должен почитать старшего. Это почитание самого себя. Это твое достоинство. Ты показываешь, что ты из себя представляешь. Даже, скажем, по отношению к русскому старику ты должен показывать почтение, потому что этим ты сам себе цену определяешь.

Давайте я вам другую параллель приведу: человек, который не уважает отца и мать. Он не задумывается, что рано или поздно приходит время, когда его дети так же его не будут уважать и почитать. И он это потерпит. Но тот человек, который понимает, что сам он это не потерпел бы, начинает относиться к отцу и матери так, как он хотел бы, чтобы к нему относились его дети. Он так будет воспитывать своих детей и такой пример своим детям показывать, как надо почитать своих родителей.

Когда вы видите молодого человека, который грубо относится к какому-то старику, что вы можете сказать по поводу характера этого человека?

Во-первых, когда я вижу, что кто-то себе позволяет оскорбить старшего, я абсолютно не сомневаюсь, что я этого человека могу запросто унизить. И можно смело унижать, он это все проглотит. А раз он все это проглотит, я знаю, что он не пойдет до конца, он не готов идти за дело чести на смерть. Потому что он честь не понимает. И ты знаешь, что он психологически тебе все равно уступит, и ты все равно его раздавишь психологически. И ты можешь смело на него идти, и он тебе уступит, потому что у него низкая самооценка.

Почему вы уверены, что у него низкая самооценка? Может, это просто юная порывистость?

Я могу быть уверен, что у него нету представления о чести, потому что, если у него чувство собственного достоинства было бы на высоком уровне, он себя поставил бы в положение другого, он почувствовал бы себя на много лет вперед.

Вероятно, этот человек живет сегодняшним днем? Он себе говорит: я молодой, я сильный, я большой. А вот передо мной искалеченный какой-то старикашка, и я могу с ним грубо обращаться.

Правильно. Он живет сегодня. Он хочет быть таким сильным. И вдруг ему попадается другой сильный, более сильный человек. И тогда он уступает ему. То есть ему попадается человек, который говорит: иди бой насмерть, или уступи. И он знает на сто процентов, что человек, который говорит это, действительно пойдет на смерть. Он видит это, чисто психологически это чувствует. И вот выбор. И здесь он ломается. Это мне много раз в жизни приходилось делать, и никогда осечки не было.

***

Как понимать свободу

СОТРУДНИК РУБОПа. Чеченцы всю жизнь занимались воровством. Даже двадцать лет тому назад, в Грозном, это можно было наблюдать. В субботу, в пять-шесть часов утра, загремели телеги (машины. — П.Х.), народ пошел. Все знали, что чеченцы в Ставропольский край воровать поехали. Представляете? При советской власти они поехали воровать! В чем заключалось? Ну какого-нибудь пьяницу забрать, чтобы на них работал, барана свистнуть, корову, еще что-то. Так они и сюда приехали. Они слышали, что в Москве деньги на полу валяются. Приезжай и собирай! Работать? Чеченцы никогда не работали. Убирать за собой они не любят. Они же воины! А на самом деле они бандиты.

Я один раз им задал вопрос: почему вы приехали в Москву, в Россию и начинаете наезжать на людей, отнимать у них деньги, которые они зарабатывают? Представьте, что я приеду в Чечню и буду наезжать на чеченцев, у которых там палатки есть. Тут можно, а там нельзя? Они что, избранный народ какой-то?

У чеченцев воровство и бандитизм прославляются в их притчах, рассказах и легендах. Это все передается из поколения в поколение. Вот есть один рассказ про Гамзата, который очень характеризует народ. Значит, чеченец Гамзат поскакал со своими дружками на русскую сторону и захватил табун белых коней, — они любят таких красивых белых коней, белых женщин... Захватил табун белых коней и стал уходить к себе в горы. Но русское войско, бесчисленное, как лес, окружило его. Гамзат и его дружина убили этих белых коней и за их завал держали оборону. И когда затупились их кинжалы и закончились патроны, Гамзат пролетающим мимо него птицам сказал: «Передайте нашим девушкам, что мы умерли за газават». То есть в этой легенде обыкновенный разбой возвысился до священной войны. Полнейший идиотизм!

Если взять всех горцев — и чеченцев, и ингушей, и черкесов и всех остальных, — в чем, по-вашему, состоит разница национальных характеров кавказцев, и русских?

Ну кавказцы более сложные, наверное.

В каком смысле? Считается, что кавказцы более жизнерадостные, что они любят торжества всякие, праздники, вообще собираться вместе.

Да, это есть. У нас сильнее общинность сохраняется. Потом отношения дружбы, обязательства перед друг другом, постоянные контакты — все это сохраняется. Вот мой отец или дед, допустим, с кем-то вели дружеские отношения... Я с ним продолжаю поддерживать отношения и ко всем его родственникам обязательно внимание буду показывать, чисто из приличия.

Мир сегодня так быстро идет, но тем не менее на всякие празднества или горе кавказцы обязательно общаются. Для кавказца такие моменты характеризуют человека и его место в обществе.

Ну, как и везде, конечно, вытесняются эти традиции сегодня. Многие портятся, начинают глаза закрывать, думают, что, поскольку они с большим бизнесом связаны, это их освобождает от таких обязательств. Но в основном кавказцы вес еще придерживаются таких традиций.

А у русских это утеряно?

Ну это в какой-то степени сохраняется еще, но по сравнению с кавказцами, конечно, у русских это утеряно.

И как эта потеря отражается на русском человеке?

Без этих традиций у человека не остается чувства обязательства перед другими, и общественное мнение его мало касается. Для чеченцев очень важно общественное мнение, мнение своих сородичей и своей нации.

Вы часто говорите об обязательствах. Мне кажется, что сильный человек всегда тянется к свободе, но в то же время если он сознательный и мудрый, то понимает, что эта свобода ограничена обязательствами. Возникает некий внутренний конфликт, Как по-вашему?

Я понимаю свободу, как право выбора. Это право тебе дано Богом. Делать выбор — между белым и черным, хорошим и плохим. Ты сам определяешь свою судьбу. То ли тебе в ад идти, или в рай. Ты сам определяешь. Те, у которых сильно развита религиозная сторона, будут ради Бога все делать. Но даже тот, кто мало верующий, он все равно будет прислушиваться к общественному мнению, которое требует от него определенного уровня поведения и соблюдения законов этого общества. Он делает выбор свой от того, насколько ему важно общественное мнение, насколько он нуждается в общественном одобрении, насколько он получает от этого удовлетворение. От таких моментов тщеславных или других — будет зависеть многое. Если тот же чеченец будет находиться среди другого населения, где другие понятия, что хорошо или плохо, он так же бережно будет относиться к мнению этого общества, ему и здесь захочется быть на высоте. Как у спортсменов: тот, кто выдерживает в чеченском обществе эту планку высокую, в другом обществе очень легко справляется.

Мне кажется, что для русских свобода — это не только освобождение от диктата государства или закона государственного, но и освобождение от пресса со стороны общества или семьи. То есть современный русский человек хочет освободиться от тех цепей, в которых его держат или его семья, или общество, или общественное мнение.

Поэтому я говорю, что если кавказцы сложные, то русские по сравнению с ними очень простые. Все просто: заработал, выпил, уснул. А что там с внуками будет, с правнуками будет? Все равно. После меля хоть потоп. Вот такой подход. Сегодня только тот человек, у которого развито чувство родства и все зиждется на религии, — только этот человек имеет будущее.

Получается, когда человек хочет освободиться от ответственности, он живет только сегодняшним днем. Но вы говорите, что освобождение от всего и вся — это еще не свобода?

Это не свобода, это значит просто отойти, от всего освободиться, даже от чувства собственного достоинства. Для чего все это? Тогда получается, необязательно стараться, чтобы что-то было красиво. Когда человек сегодняшним днём живет — какая разница? Все равно завтра умирать. А если человек живет глубже, он по крайней мере думает и о сегодня, и о детях. А еше глубже тот человек, который религиозный, который знает, что да, он все равно завтра умрет, но от этого он не умирает, что он продолжится в вечности, что ему отвечать перед Богом, что будет рай или ад. Поэтому он, естественно, уже думает о вечности.От этого зависит, как будет подходить человек к вопросам жизни, какую поставит перед собой цель. Один — прожить свою жизнь. Другой думает о себе, о своих детях, о внуках: А третий думает уже о человечестве, о Боге о жизни с позиции вечности. И цель его, естественно, рай. Поэтому насколько люди думают только о сегодняшнем дне, насколько они ушли от кровного родства, насколько они ушли от религии — это уже показатель, насколько деградировала нация.

Вы говорите, что нужно стараться сделать что-то красивым? В каком смысле?

Ну, скажем, жить не для того, чтобы максимально нажиться, наудовлетвориться. А максимально делать добро, сделать доброе своей семье, родственникам, сделать доброе тем, кому плохо, то есть что-то спасти, хоть человека, хоть дерево, что угодно, но сделать доброе, красивое. Еще чтобы стараться каждый шаг соизмерять, правильно или неправильно. То есть надо иметь цель и уже относительно своей цели и делать свои шаги. Без цели человек не может вообще определять, правильно он делает или неправильно.

Почему чувство чести и собственного достоинства хорошо сохранилось у кавказцев, а у рядового русского человека было утеряно?

Ну не только среди русских оно утеряно. Западные люди, может быть, еше хуже деградированы в этом смысле. Во-первых, русские очень сильно придавлены самим государством. Это, конечно, сказывается на достоинстве человека. Авторитарное государство все время народ давило, давило, давило, и сегодня русский народ действительно очень сильно придавлен. Это чувство собственного достоинства может возродится, но в России еще нет условий для возрождения.

А почему вы говорите, что человек, который живет только сегодняшним днем и мечтает от всего освободиться, не имеет чести или чувства собственного достоинства?

Все взаимосвязано. У тебя понятие чести, когда тебе важно общественное мнение, когда ты четко понимаешь, что правильно и неправильно. Даже там, где слабая религия, — по крайней мере остается общественное мнение.
Что значит, когда человек говорит: я слово дал. Часто у русских еще сохраняется это понятие: я слово дал. Ну что это? Это ж отголоски религии, отголоски той жизни, которой они когда-то жили, это религиозно правильно. Когда человек говорит, что он слово дал, он не обманет. В этом смысле, даже если этот человек называет себя атеистом, в нем все же сохранилось религиозное начало, хотя он сам еще не понимает этого.
Во-вторых, понятие чести и достоинства воспитывается прежде всего в обшине. Естественно, там, где религия сильна, и там, где главная цель не разбогатеть, а быть достойным в религиозном смысле, чувство собственного достоинства намного более развито.

Какие еще отголоски религии можно заметить даже в атеистическом обществе?

Любые добрые проявления — это отголоски той религиозности, которую когда-то имело общество. Если религиозность в народе утеряна, то, значит, люди деградированы, отошли от идеальной точки.

***

Алкоголизм и наркомания

Почему алкоголизм такая огромная проблема в России?

Во-первых, если мы будем говорить просто о сегодняшних каких-то проблемах, то это будет поверхностно. Если мы будем рассматривать эти проблемы на фундаментальном уровне, нам нужно смотреть на религиозную сторону.
То есть по христианской религии разрешено пить. И, в общем, пить как бы считается нормальным. Естественно, тогда все эти беды сегодняшние, все эти проблемы неразрешимые — водкой залили, заглушили. Здесь уже по традиции идет эта водка.
Во-вторых, это удобно и политикам, самому государству. Из народа с той же водкой государство сделало удобный механизм, чтобы решать свои государственные вопросы. То есть экономические проблемы, вопросы экспансии и так далее — всегда эти вопросы очень легко решались. И в конце концов придавленный человек, он тоже свое горе глушит этой же водкой. Если он протрезвеет, у него столько проблем, столько бед» А выпил — вроде все проблемы уходят и где-то что-то само по себе решается без него.

Но почему именно в России это настолько большая проблема? В других западных христианских государствах такого нет.

Трудно сказать. И в царское время русские пили, везде и всегда они пили. Может быть, если бы больше шла работа по возрождению нации, то этого не было бы. Никогда, ни при царях, ни при коммунистах, никто не заботился о народе. Государство только пользовалось этим народом. Поэтому народ был ничейный. Когда империя создавалась, все было для империи, а свой народ — он стал ничейным. Никто не опирался на народ и народом не занимался. Если было бы национальное государство, такого пьянства не было бы.

Как совместить алкоголизм с чувством достоинства и желанием жить для будущего поколения?

Естественно, здесь идет целая связка. Это пьянство усугубляло положение. Если ты запьянел один раз и где-то там в луже повалялся или еще как-то недостойно себя повел, тебе стыдно будет. Потом второй раз, третий раз, а потом это в привычку уже входит, и все считают: ну ладно, пьяница — нормальное явление. То есть вот эта выпивка, конечно, сильно добивает чувство достоинства.

Как насчет наркотиков?

Сам факт, что человек разрушает свою жизнь, — это самоубийство. Бог тебя создал и сказал: то, что я создал, не меняйте, не портите. То есть ты должен считаться с тем, что Бог создал твой организм, ты должен нормально с ним обращаться и должен его в чистоте держать.

А торговля наркотиками? В 1997 году один из министров талибского правительства Афганистана говорил в интервью: да, конечно, торговля наркотиками — это грех, но для нас это не грех, поскольку нашими наркотиками пользуются неверные, а в отношении них все позволено.

Он глубоко ошибается. Потому что он должен исповедовать чистоту, а он грязь исповедует. И любой человек, который грязь распространяет, — он испачкается. Даже если человек, которому ты наркотики продаешь, грязный, он из-за тебя еше больше испачкается, и это твой грех. Поэтому ты должен того же безбожника стараться ставить на путь истины, а не ломать его дальше. Ты не имеешь на это право.

Кстати, не только мусульмане с таким презрением и жестокостью относятся к иноверцам. В XIX столетии англичане навязывали китайцам опиум — это была часть государственной торговой политики. Очевидно, они не считали грехом сажать людей на наркотики, потому что это были китайцы, а не англичане...

Да. Только потом это вернулось к ним же. Наркомания. Потому что грязь, которую ты разносишь, она к тебе в дом обязательно вернется.

Меня поражает факт, что в исламских странах не так сильно распространена наркомания, несмотря на то что в основном опиум производится именно там. Именно из исламского мира — Афганистана, Пакистана, Ирана, Ливана и Турции — переправляются наркотики в развитые христианские страны — Америку, Европу и теперь Россию. Почему же исламские страны не страдают от наркомании?

Во-первых, в исламском мире сильнее соблюдается религиозность. Во-вторых, община у нас покрепче, кровно-родственные связи сильнее, воспитание иное, забота всеобщая. То есть у нас круговая порука, и общественное мнение очень строго вырабатывается.

Как действует эта круговая порука? Если, скажем, молодой мужчина в исламском обществе начинает употреблять наркотики, какие меры будут приняты?

Естественно, он будет наказан. Его родственники могут его чисто физически наказать, запереть его и держать или избить, в общем, что угодно. Сам факт, что он себя в обществе неправильно ведет, — значит, что у общества есть претензии к его ближайшим родственникам. Ближайшие родственники, хотят не хотят, должны как-то его держать в рамках. То есть круговая порука.

Но в исламских странах есть огромные города, где человек может просто затеряться и делать, что хочет. Почему там не развита наркомания?

Опять-таки здесь религиозный момент сильно присутствует. Потом, даже в больших городах люди не совсем потеряли связь общинную, не окончательно оторваны от кровного родства.

Кстати, христианство тоже запрещает употребление наркотиков.

В исламском обществе религиозность сильнее. Среди мусульман человек, который наркотиками занимается или пьет, считается как кто-то, кто не боится Бога. То есть он как бы показывает свое недостоинство. В христианском обществе, если человек пьянствует, никто в этом не видит ничего недостойного. Религиозность более слабая.

 
Другие материалы раздела:
Содержание
1. Знакомство
2. 1-ая война национальностей
3. Народная община
4. Борьба за независимость
5. Религия
6. Кому принадлежит будущее

Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - ссылки между разделами.

Drudge Report Рейтинг@Mail.ru

Compromat.Ru ® — зарегистрированный товарный знак. Св. №319929. 18+. compromat2net@gmail.com