Компромат.Ru ®

Читают с 1999 года

Весь сор в одной избе

Библиотека компромата

 

Часть шестая. Кому принадлежит будущее

Повесть о Франции 

Повесть о Косово 

Евразийство 

Европа на Тихом океане 

Русская Идея 

К новому дворянству 

Эпилог

***

Повесть о Франции

Нухаев инстинктивно верно рассуждает: кто отходит от религии и теряет понятия кровного родства, тот неминуемо развалит свою нацию. Однако распавшаяся нация — это совсем не то, что думает Нухаев. И уж точно Америка, где великое большинство населения посещает церковь и охотно выполняет свои общественные обязательства, никак не подходит под это понятие. На самом деле яркий пример распавшейся нации — это Франция.

На протяжении многих веков Франция обоснованно могла считать себя вершиной человеческой цивилизации. Чудесные готические соборы XIII века, благоустроенные города, очаровательная г1ровинция убедят любого скептика в превосходстве французской цивилизации. Недаром термин «Lingua franca» (французский язык) обозначает «общечеловеческий язык».

И что за грустное зрелище представляет Франция сегодня! До некоторой степени процесс разложения затронул все западно-европейские страны. Но за Францию особенно обидно — не только потому, что она так долго являлась самой развитой цивилизацией в мире, а из-за того, что сыграла столь решительную роль в собственном уничтожении.

Блестящая и заманчивая культура французского XVIII столетия породила ту мировую идеологию, которая доконала Францию: именно в конце XVIII века французы дошли до того, что осквернили могилы своих славных королей, создали первое в истории атеистическое государство (господство якобинцев в 1793—1795 годах) и к тому же изобрели современный тоталитаризм и террор.

Вслед за этим французы несколько поколений колебались и метались: с Наполеоном решили покорить мир, с Людовиком XVIII вернулись к старомодной монархии, с Луи Филиппом бросились обогащаться, в 1848 году снова подняли знамя мировой революции, с Наполеоном III полумили театральную версию славного дядюшки, в 1871 году проиграли войну с Германией и устроили Парижскую коммуну, затем приступили к созданию колониальной империи в Африке... В продолжение всего XIX столетия французский народ впадал в крайности, пока, наконец, французская нация окончательно не упала духом. Государственный атеизм был навсегда установлен во Франции в 1905 году, когда власти убрали кресты со стен французских школ, официально исключили христианство из общественной жизни и провозгласили государство единственным олицетворением страны.

Сегодня мы видим результат. Что осталось от славной французской цивилизации? Безбожное государство и богатейший французский язык. Этого недостаточно, чтобы обеспечить будущее Франции, ибо государство не может заменить народную общину, а язык сам по себе безжизнен (не он создает красоту, а культура).

Лишенные чувства кровного родства, обычные французские граждане оказались беспомощны. Французские семьи, одно время столь разветвленные и крепкие, сперва уменьшились, а затем и вовсе начали исчезать. Французское общество разбилось на миллионы крошечных единиц, полностью зависящих от государства. Только эта нянька-государство и способна защищать их от насилия.

Во Франции сегодня больше верующих мусульман, чем верующих христиан. Коренное французское население постепенно вымирает (с начала 1970-х годов), а мусульманское бурно растет. Хотя алжирцы и другие арабы составляют примерно 10 % населения (точное их количество трудно определить), они уже покорили все крупные французские города. Вдохновленные своей воинственной религией и поддерживаемые своими кровно-родственными связями, мусульманские парни смело шагают по улицам, запугивая всех остальных. Коренные вымирающие французы с недоумением наблюдают за этим страшным зрелищем и стараются не задумываться о будущем. Единственная их защита от воюющего ислама — это государство. Но государственный аппарат либо ничего не может сделать (в некоторых кварталах французских городов полицейские даже не смеют показываться), либо не хочет, пртому что находится в руках атеистов-интернационалистов, которые радуются яюбому ослаблению традиций.

Итак, впервые со времен воеводы Шарля Мартеля, отбросившего мусульман в великом бою под Пуатиэ, в самом центре страны, в 732 году, Франция стоит перед реальной угрозой полного исчезновения. Мы знаем по византийской истории, что этот процесс может идти долго, но на определенном этапе он становится необратимым.
В XIX веке Франция создала империю. Она построила дороги в пустыне, плотины, каналы, системы городской канализации, заводы, госпитали, школы, библиотеки, внедрила современную администрацию и гражданские суды. В течение почти двух веков Франция,, как и другие европейские колониальные державы, много отдала и мало получила взамен от своей империи — помимо временной славы. Сегодня ясно, что колониальные завоевания были роковой ошибкой для Франции. Колониальные народы сначала выгнали французов со своих земель, а затем принялись заселять саму Францию. В 1950-е годы французы потерпели поражение в переулках Алжира — сегодня они вынуждены отбиваться на улицах французских городов.

Некоторые вожди «Аль Каиды» недавно открыто объявили о своей мечте вернуть юг Франции и Испании в объятия средневекового ислама (возродить «Аль Андалуз»). Самое страшное то, что эта мечта вполне может осуществиться. Если французы будут и впредь пренебрегать идеями семейства и материнства, своими народными традициями, им грозит участь коренного сербского населения Косово — быть вытесненными инородцами с земли предков и святых.

Вслед за французами на свалку истории попадут итальянцы (при теперешнем уровне рождаемости — 1,1 ребенка на каждую женщину — итальянское население сократится примерно на 85 % в течение трех поколений). По той же дороге идут немцы и голландцы, бельгийцы и англичане, испанцы и почти все древние народы Западной Европы. По той же дороге идут и русские...

***

Повесть о Косово

Демографические процессы определяют судьбу любой цивилизации. Неужели это не понятно? И пусть Россия или Америка выигрывают сражения в Чечне, Афганистане, Ираке или каких-либо других исламских странах — мусульмане все равно одержат победу. Ибо главная война — «тихая» — проходит внутри России, внутри Европы. Уже тридцать лет, как европейцы эту войну проигрывают. Еще одно или два поколения — и мусульмане приобретут окончательный демографический перевес.

Вот что рассказывают сербы, до последнего времени проживавшие в Косово:

«Косово всегда было святыней нашего сербского народа. Тысячелетие мы здесь жили, на нашей родной земле, но теперь нас оттуда вытеснили, и, по всей вероятности, мы никогда в Косово не вернемся. Мы можем сколько угодно утверждать, что это исконно наша земля, что здесь жили и трудились наши предки, что здесь похоронены наши святые, что здесь веками мы проливали нашу кровь, отстаивая родину для наших потомное... Никто этого слышать не хочет. Здесь для нас уже все кончено, ибо мы давно уже проиграли в демографической войне.

Беда-пришла лишь 60 лет тому назад, когда нагрянули инородцы (мусульмане-албанцы) — многочисленные, сплоченные, жадные, непримиримые. Не войско вражеское нас покорило, а тихая иммиграция. Эти новоприезжие заводили большие семьи — пока мы рожали одного-двух детей, они рожали четырех, пятерых, шестерых. Албанцы давили нас своими многодетными семьями и скоро приобрели демографический перевес. Вливаться в наш народ, в нашу цивилизацию они не хотели — им же было ясно, что мы представляем уходящее прошлое, а они грядущее будущее. И вот наступил роковой момент: албанцы стали действовать силой, они вытесняли нас, село за селом, город за городом. Происходило это обычным бандитским способом — они избивали наших мальчишек, насиловали наших девушек, оскорбляли наших стариков, открыто грабили наше имущество, оскверняли наши храмы, угрожали, устрашали до тех пор, пока наши люди не оставили свои родные места.

Государство не способно было ничего сделать. Когда оно пыталось обратить этот процесс вспять, возмущалось мировое сообщество, обвиняя нас в варварстве, расизме и геноциде. Тем временем вытеснение нашего народа продолжалось в сотнях мелких поселков и проходило незамеченным мировой прессой.

Сегодня уже все потеряно. Тысячелетние отцовские участки, могилы предков, останки святых ветхие храмы, старинные предания — вся древняя культура навсегда отданы инородцам. Ничего уже не вернешь. Нет смысла на что-то надеяться — ведь Константинополь так же никогда не станет опять столицей христианского мира. Конечно, Косово сегодня существует как место на карте (и Франция всегда будет существовать), но оно полностью заселено инородцами».


Вот что значит демографический процесс — простая арифметика. Путь к национальному самоубийству прост: нужно лишь отказаться от создания многодетных семей и распахнуть двери массовой иммиграции — и народ неминуемо исчезнет с мировой арены.

Русский народ, по-видимому, ожидает именно судьба сербов Косово. Суть в том, что сегодняшние русские проявили себя неспособными к воспроизводству. Русская женщина отказывается рожать детей или рожает максимум одного-двух. Русская девушка слишком часто мечтает либо уйти в проститутки, либо выйти замуж за иностранца. Русский мужчина не стремится завести себе жену и наследников; он неудобно себя чувствует в роли хозяина семьи, воспитателя своих детей. При таком отношении к семейству народ обречен на гибель. Безответственность одного или двух поколений способна погубить целую нацию. Согласен, создавать и воспитывать здоровую семью — дело сложное. Но это опыт, который передается из поколения в поколение. Стоит потерять опыт семейственности одному или двум поколениям — и они будут забыты навсегда. Оборвется цепочка истории. Именно такой процесс мы и видим сегодня. Русская семья распалась, русские дети растут сиротами, численность русского населения все быстрее и быстрее скатывается к нулю, и этнический состав России меняется на глазах.

***

Евразийство

Русские начали понимать, что их миссия — это миссия евразийства. Они сейчас ставку делают плотно на евразийский традиционализм, на религию, на национальные традиции и обычаи евразийских народов. Таким образом они приобретут себе союзников. Только в этом случае Россия сможет приобрести форму империи, если Путин расширит Российскую Федерацию в евразийскую и всем объявит: «В рамках Евразии вы свободны, все народы — живите, как хотите; я только буду защищать вас и ваши интересы».

Но империя должна со своих субъектов налоги получать. А налоги никто никогда добровольно не платит.

Нет, Россия скажет: вы налоги не должны платить, вы свободны, независимы все, но только в рамках Евразии. То есть, если вы этим законом живете, я не имею ни к кому претензий. Я вам даю мою защиту и мою помощь. Если именно это Россия скажет тому же Азербайджану, той же Грузии, они согласятся.

А как вы смотрите на приход американских и английских нефтяных компаний в Азербайджан? По-вашему, Запад хочет завоевать себе здесь сферу влияния?

Америка сейчас сильно наседает на президента Азербайджана Алиева. Она от него требует реформы, чтобы он избавился от коррупции и так далее. Он пытается им объяснить: слушайте, мы совершенно другой путь прошли, здесь ментальность совершенно другая у людей... А вы требуете, чтобы не было этой коррупции. Если Алиев против коррупции начнет бороться так, как считает Америка, он туг же проиграет. И не порядок будет, а хаос. Эти моменты Америка не понимает. Здесь эти либеральные демократические реформы срабатывать не будут, потому что субстрат (народ, культура. — П.Х.) к этому не готов. Здесь работают принципы родственников.

Что вы имеете в виду, говоря о Евразии и евразийстве?

Центр Евразии сегодня — Черноморско-Каспийский регион. Евразийство означает союз между православием и исламом на почве противостояния Западу.
Чтобы людям дать возможность на своей земле нормально зарабатывать» чтобы создать условия для нормальной жизни — не нужно никакого государства. Не нужны ни ракеты, ни атомные бомбы... Например, что может сегодня Россия против Чечни сделать? Нет в Чечне ни заводов, ни городов, ни оружия. Ничего нет, кроме веры в Аллаха. Поэтому Россия ничего не может сделать с Чечней. Ничего не сможет сделать и Запад.

Чеченцы никогда не знали государственности, всегда жили родоплеменной общиной. В восприятии чеченцев «жить свободно» означает «жить по своим традициям». Покушение на традиции чеченцы воспринимают как угрозу своей свободе и поэтому отвергают цивилизацию в любой форме, откуда бы она ни надвигалась — с Запада или с Востока.

Чечня сегодня — развалившееся государство, и чеченцы могут творить чудеса как нация. Они показывают другим народам, как надо жить. Это действительно революционный момент.

Нухаев прав, чеченцы никогда не имели государственности. В этом они отличаются от татар, которые уже давно инстинктивно тянутся к государственности. Не знаю, связано это с наследием Чингисхана или с тем, что в России татары столкнулись с византийской государственностью. Но приняв присягу русскому царю, например, татары никогда ему не изменяли. В течение нескольких веков они многое внесли в строительство русского государства и общей российской цивилизации.

Для чеченцев Россия есть враг. Но еще больший враг — это цивилизация, то есть Запад. Если между двумя врагами выбирать, то Россия нам ближе, мы в этом смысле являемся как бы союзниками. Нас может объединить варварство. Скажем, чисто варвары — это мы, а Россия входит в число полуварваров.

Россия сейчас пытается отстоять свою независимость перед Западом, старается защититься военными мерами, экономическими, дипломатическими. Но от цивилизации этими мерами невозможно защититься. От цивилизации можно защититься только евразийским традиционализмом — традицией народа, религией народа, обычаями народа.

Америка сегодня — самое отшлифованное государство, но есть и другая форма общества: варварская, чеченская, родоплеменная. Полуварвары и полуцивилизованные народы должны ориентироваться либо на Америку, либо на Чечню. Если они повернутся к Чечне, они найдут спасение от Запада. Если же они будут продолжать на той же лошадке ехать к государственной системе, к западной цивилизации, они все равно пойдут на поклон Америке.

Бред. Я не считаю, что строительство цивилизации является катастрофой. На самом деле строительство цивилизации — это самое высокое проявление человеческого духа, данное нам от Бога. Человек создан, чтобы царствовать над природой, создавать тончайшую культуру.

Представление Нухаева о евразийстве имеет лишь поверхностное сходство с евразийской идеологией, впервые разработанной в русской эмиграции 1920-х годов. Евразийцы того времени были философами, искусствоведами, историками, географами. Как и Нухаев, они считали, что Россия сильно отличается от Западной Европы, что Россия — это особый мир. Однако евразийцы 1920-х годов развили идею об уникальности Евразии в сложную и хорошо продуманную теорию, в то время как для Нухаева евразийство — это лишь варварство. Более того, евразийцы 1920-х годов многое черпали от славянофилов, они писали об особой миссии русского народа, превозносили православное христианство и государственность, тогда как Нухаев — приверженец ислама, он радуется распаду Российского государства и видит в евразийстве путь к окончательному восторжествованию мусульманского влияния над поредевшими рядами православных христиан.

Конечно, можно сопротивляться насаждению американской цивилизации, но сделать это следует путем прославления другой цивилизации — например, традиционного европейского христианства. Несмотря на все свои недостатки, европейско-христианская. цивилизация XVIII и XIX веков (включая и Россию и Америку), на мой взгляд, является самым высоким образцом цивилизации в истории, непревзойденной до сих пор вершиной человечества. Нигде и никогда поиск истины и красоты не велся так глубоко и так обширно, как в Европе в, тот период. Лучшего ориентира для России нельзя и придумать.

Евразийство может быть хорошей стратегией для Министерства иностранных дел, но для внутренней политики, для русского народа евразийство — это губительный обман. Соблазн нового (евразийского) интернационализма утопит превосходство русского народа и православия в составе многонациональной России. Без господства какого-то одного народа и одной культуры любая многонациональная страна обречена на междоусобицу и историческую гибель.

Даже во времена своего самого бурного развития Русь мало ущемляла свои малые народы и иноверцев. Этим Российская империя отличалась от других империй. Вероятно, такая политика связана с широтой русской земли (ведь на Руси всем место есть) или с широтой русской души. Но мы не должны забывать, что Россию создали не мусульмане, не татары, не немцы, не евреи и не грузины. Россию создали русские. Сегодня враги России как только не называют русский народ: сборище лентяев, дураки, пьяницы и воришки, люди, по словам Бориса Березовского, с «рабским менталитетом». Но будь русские такими, разве освоили бы они одну шестую земного шара, построили бы великую цивилизацию? Из тысяч и тысяч племен, которые появлялись на свете на протяжении тысячелетий, только единицы смогли создать великую цивилизацию. Русские из этих избранных народов.

Да, русские время от времени впадают в «русский бунт», бессмысленно разрушают все устои культуры и гражданского порядка, но ход истории показывает, что чаще русские проявляют хладнокровие и последовательность истинно господствующего народа. Как это ни странно звучит сегодня, история показывает, что русские обладали исключительным талантом создавать порядок, устраивать гражданскую жизнь, строить сильное государство и привлекать в это государство самые разные народы и племена.
Сейчас, как и в прошлом, русский народ с его православной верой и культурой остается хребтом многонациональной России. Если хребет ослабнет, то плохо будет всем другим.

***

Европа на Тихом океане

Россия всегда являлась частью Европы. С самого начала, с рождения русской государственности (установленной варягами) и рождения русской культуры (от Византии и православного христианства), Россия была членом европейского семейства. Конечно, в могучую русскую нацию всегда вливались другие народности и культуры, но это, за редкими исключениями, лишь обогащало русско-европейскую цивилизацию, а не размывало ее. Да, России посчастливилось стоять одной ногой на европейском материке, а другой — в Азии. Но это сути не меняет. Россия — европейская страна. Владивосток — та же Европа на Тихом океане.

Что такое Европа? Европа — это христианская цивилизация, ее корни произросли в Византии, Древнем Риме и Древней Греции. Европу нельзя ограничить теми странами, которые входят в Евросоюз (сухое политическое объединение). Я считаю, что европейскую цивилизацию нужно определить широко и включить в нее те страны, где поселились европейцы, внедрив туда европейскую культуру: Северная Америка, Латинская Америка, Австралия, Новая Зеландия, и пр.

Но даже если ограничиться более узким пониманием европейской цивилизации — Европа как географическое пространство от Атлантического океана до Урала (по словам де Голля) — ясно, что Россия уже более тысячи лет является неотъемлемой частью Европы. Мало того, что Русь была одной из жемчужин христианского Средневековья в Европе, за последние триста лет именно Россия играла решающую роль почти во всех важных политических вопросах и войнах Европы.

Тогда почему так часто возникает вопрос: действительно ли Россия часть Европы?

Конечно, русским присущи свои национальные особенности. А другим народам Европы разве нет (по крайней мере до их стремления заглушить все национальное в Евросоюзе)?

Может быть, русские просто новички в Европе? Как будто нет. Ведь Русь присоединилась к Европе более тысячи лет тому назад — примерно в то же время, что поляки, шведы и шотландцы. (Некоторые европейские народы — финны, например, — присоединились к Европе еще позже.)

А может быть, дело в том, что Русь исповедовала православное христианство, в то время как Западная Европа была католической? Или в том, что Русь не имела отношения к итальянскому Возрождению? Но и это ничего не объясняет. Ведь то же самое можно сказать про современные Грецию, Болгарию и Румынию, однако никто не сомневается, что они часть Европы.

Нет, здесь другой ответ. Россия уже давно пугает и беспокоит остальных европейцев. Представьте себе, что на семейное торжество является некий трехметровый великан, который еле помещается за столом, заглушает приятный разговор своим смехом, а потом логружается в какую-то страшную мнительность. Конечно, все будут нервничать и искоса на него поглядывать.

Так что тот факт, что Россия — часть Европы, для меня по крайней мере, совершенно очевиден. Я считаю, такого понятия, как «Россия и Европа», не существует. Можно говорить о России и Западной Европе, о России и католической Европе, о России и средней (германской) Европе или о России и скандинавской Европе... Другое дело, что судьба определила России особый путь, путь кровавый и изнурительный, совсем не похожий на путь остальных членов европейского семейства. Видимо, связано это было и с огромным пространством, занимаемым Русью, и с ее расположением на границе Европы, и с ее призванием служить последним защитником православного христианства. Никакой народ в мире не принес такого великого количества жертв в защиту своей цивилизации от многочисленных нашествий и попыток геноцида. (Даже китайцы не дотянули до русских в этом печальном состязании.) И несмотря на все Русь уцелела. Да, это поистине уникальный исторический путь.

***

Русская идея

Почему столько разговоров на эту тему? Как будто никто не может понять, что такое эта Русская Идея. Ельцин даже создал какую-то комиссию, чтобы разобраться в вопросе — комиссия так ничего и не смогла разъяснить.

Не нужно призывать на помощь старых славянофилов, не нужно вникать в рассуждения о русской душе, о славянской общине, о всечеловеческом призвании русского народа, об исторической миссии России. Будет время — подумаем об этом. Иногда интеллигентные рассуждения только все усложняют. А здесь следует исходить из самого простого. Русская Идея — это любовь к России, к русской истории, к русской культуре м к русским героям. Все. Точка.

Пускай герои прошлого сами покажут современному человеку, в чем суть Русской Идеи. Их жизненный путь скажет гораздо больше, чем все теории и разъяснения по этому поводу. Тебе могут часами доказывать на словах, что Микеланджело был великим художником, но величия этого мастера ты никогда не поймешь, если не увидишь его произведений...

Христос нас учил, что мы должны подходить к вере, как дети. Так же следует подходить к истории. Самое главное — это почитание предков. Как воспитать Русскую Идею в молодом поколении? Нужно рассказывать о древних славянах, об их обычаях, о семейном и общественном укладе, о вере в чистые и нечистые силы, об их понятии красоты и правды. И обязательно о подвигах великих людей. Минин и Пожарский. Александр Невский. Пушкин и Достоевский. Гоголь. Сергей Радонежский и Серафим Саровский. Иван Сусанин. Суворов и Потемкин. Столыпин. Ломоносов и Менделеев. Сикорский. Нестеров и Левитан. Дягилев. Жуков, Конев и Рокоссовский. Солженицын. Богдан Хмельницкий. Денис Давыдов. Некоторые хотели бы включить в этот список Петра Великого или Грозного, а некоторые — Сталина. Мне все равно — главное, чтоб это был рассказ о героях. Россия — страна героев. Вот она. Русская Идея.

Почему это так трудно понять?

Когда русский человек приезжает на Запад, он чувствует себя неловко, стесняется того, что он русский. Сколько раз я это наблюдал! Не стесняются объявить о себе на Западе лишь русские евреи — они легко включаются в мировую еврейскую диаспору. Но русские — нет. Они ведут себя скромно, стараются побыстрее забыть русский язык и заговорить по-английски, по-французски, по-немецки... Конечно, богатые «новые русские» ведут себя гораздо наглее на Западе — они там покупают дворцы, сорят деньгами, устраивают вакханалии и гордятся эффектом, который производят на чопорных европейцев. Но у этих людей вообще нет представления о какой-либо Русской Идее — напротив, они стремятся поместить своих детей в швейцарские или английские школы, полностью адаптировать их к западному обществу. Такие люди не признают никакого долга перед Россией.

Кстати, в начале XX века богатые русские тоже любили отдыхать на юге Франции, в Италии, в Швейцарии. У многих там были собственные виллы, дворцы, банковские счета. Когда в 1914 году началась война, царь обратился к своим подданным с призывом вернуть денежные средства из-за рубежа и вложить их в военный заем. Самое удивительное, что практически все откликнулись: продали недвижимость, ликвидировали банковские счета и вернули деньги в Россию. Вот такой патриотический подъем того времени! После революции 1917 года эти самоотверженные люди вынуждены были бежать за границу, но на этот раз они приехали в знакомые города Западной Европы как нищие. Получается — глупо поступили? Что, было бы лучше игнорировать призыв «Отечество в опасности!» и остаться в великолепных виллах на Лазурном берегу? Нет. Эти герои сохранили свою нравственность и свое достоинство. И будущие русские поколения будут вспоминать их с любовью. А вот тех «новых русских», которые сегодня прячутся в офшорах, еще долго будут проклинать за жульничество и трусливость.

Почему же современный русский человек с таким трудом осознает Русскую Идею? Дело в том, что Русская Идея, как любая культура, может существовать, только если она прививается в каждом поколении, сперва дома, затем в школе. Суть проблемы в воспитании, а вот оно-то как раз и отсутствует. Именно поэтому Русская Идея сегодня — это лишь тема интеллигентных разговоров и президентских комиссий.

В свое время Русская Идея была сильна. Ее понимал каждый русский человек: на ней и строилась Великая Русь. Почитались подвиги отцов и дедов, люди бережно относились к обычаям и нравам предков, верили в Бога и православие, и Россия становилась все крепче и крепче.

Затем на Руси появились школы на западный манер, образование повелось по западному образцу. Что ж, Пушкин и Потемкин освоили в школе западную культуру, и их Русская Идея в них только окрепла. Однако течение пошло... Постепенно образованная часть русского населения отходила от своих народных истоков. Русские преподаватели (да и родители тоже) подталкивали молодежь подражать французам, немцам и англичанам. Процесс этот зашел уже далеко, когда в середине XIX века начался отчаянный поиск: а где же Русская Идея?

«Европействующая» верхушка общества явно потеряла Русскую Идею, но некоторые успокаивали себя тем, что она осталась в народе. Это правда. Взять хотя бы 1812 год — русский народ проявил такое мужество и добился такой славы, что хватило на целый век надежды. Да, в народе Русская Идея сохранялась, но до тех пор, пока народ тоже не пошел в школу. К началу XX века уже половина русских детей училась. И о чем учителя рассказывали ребятишкам? Не о Русской Идее. Разумеется, они проповедовали «науку и прогресс».

Шла борьба культур — борьба между западным либерализмом и русским традиционализмом, между социализмом и православием. И когда эта борьба вылилась на улицу, в революцию, почти никто не вышел защищать наследие предков.

Все-таки странно: Русская Идея такая простая, а ее так неудачно внедрили в школу. Вместо того чтобы обсуждать значение Русской Идеи в философском смысле, патриотическая интеллигенция лучше бы напрягла все свои усилия и создала самую понятную версию этой идеи, которой можно было бы воспитывать 13-летних юношей. Тогда Русская Идея распространилась бы среди грамотного населения, укрепилась бы, развилась, и многие философские вопросы, столь волнующие патриотическую интеллигенцию, сами собой разрешились бы.

А что теперь? Жива ли Русская Идея? Я бы ответил так: если и жива, то находится в зачаточном состоянии. Русский человек обижен на судьбу, презирает соплеменников, не верит в подвиги и добрые дела — он видит в своем прошлом только насилие и обман. И дело не в скверных политиканах или развратных СМИ. Дело в образовании. В отличие от дореволюционной России, сегодня не 40 % населения прошло через школу, а все 100 %. В советской школе отлично преподавались науки и литература, а вот изучение русской истории шло с тяжелой примесью Маркса, Энгельса и прочей ленинщины. Не дай бог, какой-нибудь намек на русский национализм! Некоторые русские герои вообще не признавались — Столыпин, например, («палач революции») или Донское казачество («зажиточные крестьяне, эксплуататоры»), — а другие искажались так, что невозможно было понять их истинное историческое значение. Даже сейчас, после распада коммунизма, многие учебники все те же, а некоторые новые сделаны по заказу западного финансиста Дж. Сороса.

И что осталось? Русская литература — русское слово, окно в русскую душу. Но это еще не вера.
Русские не уверены в себе, зажаты, не чувствуют под ногами твердой почвы. Редкий человек проявляет необычную силу воли или исключительную умственную самостоятельность, чтобы возродить для себя предания наших предков. Но не стоит унывать. Русь всегда побеждала те силы, которые пытались ее уничтожить, и у меня нет сомнений, что она восторжествует и сегодня.

***

К новому дворянству

Нухаев в первую очередь горец, поэтому он утверждает, что все, кто живет в условиях цивилизации, являются рабами. Глупая мысль. Люди, живущие в цивилизованном обществе, не рабы, а граждане. Принцип гражданственности как раз и основан на том, что каждый член общества является независимым членом государства. Если человек служит государству — это не значит, что он слабый. И если человек сильный — это не значит, что он должен бороться с государством. Напротив, во всех самых развитых цивилизациях сильные личности всегда служили высшим интересам общества. Так действовали герои, рыцари и богатыри древнего и старого мира. Свободное решение служить — лежит в основе и христианства, и других великих религий.

Конечно, первобытный (негосударственный), кровнородственный порядок, столь возлюбленный Нухаевым, достоин уважения, ибо построен он на священном принципе семейства. До сих пор самым надежным критерием, по которому можно отличить здоровое общество от больного является здоровье входящих в него семейств. Если семьи крепкие, то и народ крепок. Если семьи уменьшаются и распадаются, народ болеет и в конце концов вообще исчезает — чисто физически. Я тоже верю в семейство: многодетное, разветвленное, клановое, состоящее из трех или четырех поколений, почитающее предков и старые обычаи, заботящееся о грядущих поколениях. Но это семейство, в которое я верю, стоит на службе обществу и государству. Оно не ищет благополучия за счет соседей (или за счет тех семей, которые объединились в государство). Напротив, крепкая семья гордится своим вкладом в развитие цивилизованного общества.

Семейные ценности вполне совместимы с государственностью. А Нухаев противопоставляет принцип семьи (кровно-родственный порядок) государственности. Отстаивать независимость и неприкосновенность семьи, отвергая государственные интересы — это путь к коррупции, беззаконию и бандитизму. Все благоустроенные государства и все процветающие цивилизации построены именно на семейном принципе, они добиваются равновесия между семейной независимостью и государственными интересами. Как древним римлянам удалось построить Великий Рим? Просто они объединили семейную честь с гражданственностью (преданность государственной и общественной службе). Именно это помогло и русским возвысить Великую Русь.

Принцип рода веками лежал в основе русской государственности. Каждый русский прекрасно понимал, что такое человек благородный, человек хорошего рода. Каждый оставался верен своему роду — от князя до скромного ремесленника, от знатного воеводы до рядового солдата. На Руси существовало равновесие между родоплеменным началом и государством-цивилизацией, человек всегда защищал честь своего рода, но пpи том без колебаний был готов посвятить собственную жизнь обществу или государству. Общественная или государственная служба людей не порабощала, не угнетала. Напротив, приносила им удовлетворение и чувство собственного достоинства. Человек со здоровым пониманием семейной чести реже поддавался жульничеству, трусости или предательству, ибо знал, что недостойным поступком опорочит честь всего своего рода.

Понятие семейной чести не менее важно в многонациональном государстве. Русская история знает множество примеров, когда России всю жизнь честно и преданно служили иностранцы — будь то генерал, инженер или администратор... Они по-русски говорили с акцентом, но в первую очередь руководствовались чувством рода. («Мой отец и мой дед всегда оставались верны присяге французскому королю или немецкому герцогу, а я, отдав мою службу русскому царю, так же до смерти останусь верным своей присяге...» — так рассуждали эти люди.)

К сожалению, русские постепенно забывают о понятии семейной чести. Хотя семейная честь прекрасно сохранилась до сих пор на Кавказе. Еще в царское время русские часто шутили: любой кавказец с двумя овцами считает себя князем. Можно посмеяться, конечно. На самом деле это хорошая черта: мужчина, который хоть мало-мальски устроил свою жизнь, считает себя хозяином (хотя бы в собственном доме), может гордо поднять голову и внести свой независимый вклад в общество. Таким же нужно стать и современному русскому человеку — устроиться, определиться и взять на себя ответственность за свое место в обществе.

Россия сегодня действительно нуждается в новом понятии рода, в новой аристократии. Каждый русский мужчина — хозяин на своем участке! Каждая русская семья — на службу обществу и государству! Только с такими принципами может возродиться Великая Русь.

***

Эпилог

Итак, разговор с Хожей Нухаевым закончен. Выслушав рассуждения моего собеседника, я смог лучше понять, что такое варварство и почему оно представляет такую смертельную угрозу для нашей цивилизации. Мы стоим перед новым варварским нашествием. Против нас выступили ваххабиты, талибы, чеченские бандиты и все другие фанатики джихада. Просачиваясь в Россию и Западную Европу, эти новые варвары никак не хотят вписываться в европейскую цивилизацию. Они хотят ею овладеть, так же как в свое время турки овладели Константинополем.

Сегодня всех волнует война в Ираке. Но даже если эта война кончится американской победой, результат ее лишь косвенно повлияет на исход той борьбы, которая идет уже с 1980-х годов, — борьбы воюющего ислама за мировое господство. Военная победа американской армии в Ираке, так же как и военная победа Российской армии в Чечне, ничего не даст, пока внутри самой Америки, России и Европы будет гаснуть христианская вера, слабеть европейская культура. Можно выиграть сколько угодно сражений в других странах и все-таки проиграть войну в собственном доме.

После беседы с Нухаевым мне стало ясно, почему ислам, несмотря на все свои военные неудачи, с каждым днем набирает силу и почему европейская цивилизация, несмотря на ее богатство и высокие технологии, с каждым днем слабеет.

Это вопрос духа. Стоит лишь сопоставить психологию сегодняшнего европейца с мировоззрением Нухаева, чтобы понять, насколько иссякли жизненные силы европейской цивилизации. Пока мусульмане усердно придерживаются своей веры, своих традиций и принципа многодетного семейства, наши политические власти нам морочат голову беспочвенным и безбожным либерализмом. Мы почти полностью потеряли инстинкт самосохранения, иногда кажется, что мы уже смирились с нашим уходом с исторической сцены. Куда делась наша сила воли? Где наше желание закрепить за собой будущее? Нам нужны такие качества, как смелость, решительность, готовность идти до конца в защиту чести, — а мы уже ощущаем себя побежденным народом, нас охватили трусость и уныние. В наших городах все чаще торжествуют не гражданская нравственность, а жульничество, бандитизм и разврат. Так и разлагается цивилизация.

Однако положение все еще можно спасти. Как ни странно, на помощь нам пришли наши враги. Ведь от врага часто легче научиться, чем от союзника. Борьба с экстремистским исламом выплеснул-ась наружу в виде боевых действий и террористических актов, что заставило нас встрепенуться и осознать ту угрозу, которая над нами нависла.

Может быть, познакомившись с новым варварством Нухаева и ему подобных, мы вспомним об истоках нашей циивлизации: о семействе, религии, подвижничестве и боевом духе. Может быть тогда мы наконец решимся встать на защиту наших предков и позаботимся о наших потомках.

Конец марта 2003 г.

 
Другие материалы раздела:
Содержание
1. Знакомство
2. 1-ая война национальностей
3. Народная община
4. Борьба за независимость
5. Религия
6. Кому принадлежит будущее

Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - ссылки между разделами.

Drudge Report Рейтинг@Mail.ru

Compromat.Ru ® — зарегистрированный товарный знак. Св. №319929. 18+. compromat2net@gmail.com