Компромат.Ru ®

Читают с 1999 года

Весь сор в одной избе

Библиотека компромата

 

Часть первая. Знакомство

Предисловие

Кто такой Хож-Ахмед Нухаев?

Разборка с Отариком 

Когда позволено убивать? 

В защиту нового варварства

***

Предисловие

Многим моя книга покажется оскорбительной. Это понятно, ибо в ней на самом деле содержится вызов. Я нарочно привожу мысли и положения, которые давно не озвучиваются в цивилизованном обществе, некоторые из них уже дискредитированы, другие и вовсе попали под табу. Но пусть читатель на меня не обижается. Моя задача проста: заставить вас задуматься и определиться в своих собственных взглядах, самостоятельно оценить вызывающие утверждения, представленные в данной книге. 

Зачем это нужно? Зачем будить духов вражды и невежества? Да ведь они уже давно проснулись. Настало время вновь дать им отпор. Если ты стараешься не слышать рассуждения того, кто хочет, уничтожить тебя, ты совершаешь глубочайшую ошибку — подобно одностороннему разоружению. 

Всякая цивилизация вырастает на определенных нравственных и культурных ценностях, а также на отрицании противоположных ценностей. Когда цивилизация перестает защищать свои ценности и погружается в самодовольство, она открывает путь врагам. Тогда идеи, которые давно уже погребены, возвращаются с полной силой. Поэтому цивилизация должна постоянно обновляться, заново испытывать свою правду и провозглашать свои ценности. Как правило, такое переосмысление необходимо каждому последующему поколению. 

Уже много лет идет роковая борьба внутри Европы за культурное самоопределение. На чем же все-таки основана европейская цивилизация? Либералы отстаивают принципы свободного pынкa, интернационализма и безбожества, а консерваторы придерживаются, скорее, традиционных ценностей, защиты национальной и, как правило, христианской культуры. На Западе эта борьба культур началась в 1960-х годах, а в России разразилась лишь при распаде коммунизма и сейчас только набирает силу. 

Исход этой схватки, между либеральной и консервативной культурой, во многом определит суть европейской цивилизации в XXI веке. Но, пока мы разбираемся между собой, рядом с нами растет страшная угроза. У порога европейской цивилизации сегодня стоит воюющий ислам — так называемый исламский фундаментализм. Он уже развязал самые настоящие военные действия в России (на Кавказе), в европейских странах (во Франции в 1996 году, в Югославии в 1992—1999 годах), в США (с 11 сентября 2001 года). Это лишь пробные камни со стороны фанатиков джихада. Большая война еще впереди. 

Это уже не борьба разных культур или разных политических идеологий, а столкновение цивилизаций. Исламские фундаменталисты не только отстаивают свою независимость перед европейской цивилизацией — они мечтают завоевать мир. Со всеми другими противниками можно хоть как-то договориться, а с этими нельзя. Исламский фундаментализм — это целое мировоззрение, настолько противоположное всему тому, чему мы верим, что о договоренности не может быть и речи. Исламские фанатики действительно хотят покорить весь мир; с ними даже мирное сосуществование невозможно. 

Основу данной книги составляет моя беседа с одним из представителей исламского фундаментализма. Рассуждения этого человека, может быть, и не выражают всей сути движения — скорее, это специфическая смесь ислама, кавказской культуры и бандитизма, однако те идеи, которые он проповедует, достаточно распространены сегодня и представляют серьезную угрозу нашей цивилизации. 

В 1980-х годах Хож-Ахмед Нухаев являлся одной из главных фигур московского бандитского мира. Затем стал крупным чиновником независимой Ичкерии, а сегодня называет себя исламским фундаменталистом. Все эти стадии своей жизни он объединяет под лозунгом «Возвращение к варварству». 

И Нухаев действительно варвар, он враг государства и даже самой идеи цивилизации. Его экстремистская версия ислама явно подпитана бандитским мировоззрением. 

Те, кто, считает, что бандитизм —- это лишь тупой бунт, неосознанный порыв безответственности, глубоко ошибаются. Бандитизм — целая культура или, вернее, антикультура, основанная на полном отрицании государственных законов и гражданской нравственности. В бандитской антикультуре существуют своя шкала ценностей, свои нравы, свои законы. Сегодня, как ни странно, эта антикультура часто прославляется — например, в кавказских народных песнях или в фильмах типа «Крестного отца», «Бригады». Воспеваются такие понятия, как мужество в бою, верность семье и товарищам, даже героическая самоотверженность. 

Однако не торопитесь восхищаться. Ведь у диких зверей (волков, шакалов, львов) тоже есть своя нравственность, свое мужество в бою, свой строгий общинный порядок. Но разве значит это, что мы должны опуститься до уровня диких зверей? 

Бандитизм, не менее чем исламский экстремизм, представляет смертельную угрозу нашей цивилизации. На самом деле эти два явления тесно связаны. Организованная преступность бытовая легко перерастает в организованную преступность политическую, и бандит легко перевоплощается в революционера или террориста. 

***

Кто такой Хож-Ахмед Нухаев?

Я познакомился с Хож-Ахмедом Нухаевым (кличка «Хожа») в декабре 2000 года в Баку. Меня вывел на него след Бориса Березовского — судебный процесс этого скандального предпринимателя против журнала «Форбс» затягивался, и я со всех сторон собирал свидетельства и информацию, чтобы представить их в Лондонский суд. Мне было важно встретиться с Нухаевым — я слышал, что он, как и многие чеченские бандиты, помогал Березовскому на заре его карьеры. 

Готовясь к поездке в Баку, я навел некоторые справки о Нухаеве через моих знакомых в правоохранительных органах и через Интернет. 

Хож-Ахмед родился 11 ноября 1954 года в Киргизии. Его семья, в числе других чеченских семей, в 1944 году была выслана в Среднюю Азию (многие чеченцы.во время войны сотрудничали с немцами). В 1957 году советское правительство отменило наказание чеченцам, и Нухаевы вернулись в Чечню, в Грозный. 

В своей официальной биографии Хожа. Нухаев сообщает, что появился в Москве в 1974 году. По его словам, он поступил на юридический факультет МГУ, хотя диплома так и не получил. В 1980-е Нухаев стал одним из главарей чеченской общины (чеченской мафии) в Москве. Несколько раз сидел. 

Освободившись в последний раз из тюрьмы, в 1991 году, Нухаев занялся политикой, приблизился к чеченскому президенту Джохару Дудаеву, проводил подпольные финансовые операции для общака независимой Ичкерии. В 1994 году, когда федеральные войска вошли в Чечню, Хожа принял участие в обороне Грозного. В январе 1995-го был ранен в боях за президентский дворец — он до сих пор хромает и ходит с палкой. После лечения в Турции занял лост первого заместителя премьер-министра при Земилхане Яндербиеве. В начале 1997 года политическая ситуация в Чечне изменилась не в пользу Нухаева. Президентом Чечни был избран Аслан Масхадов, который назначил своим премьер-министром известного полевого командира Шамиля Басаева. Нухаев решил уехать — жил то в Стамбуле, то в Баку, где у него были банковские счета и свои дома. Занялся какими-то нелепыми экономическими проектами (под названием «Кавказский общий рынок»), открыл представительства в Киеве, Варшаве, Брюсселе, Лондоне, Вашингтоне, Хьюстоне и Токио. Идея была заманчива: создать Общий рынок независимых народов Кавказа и подключить его к мировой экономике. Проповедуя эту идею, а также экономическую независимость Чечни, Нухаев в 1997 году встречался с Маргарет Тэтчер, с бывшим секретарем безопасности США Збигневом Бжезинским, с бывшим госсекретарем США Джеймсом Бейкером, председателем Всемирного банка Джеймсом Вульфенсоном. Экспертный совет организации «Кавказский общий рынок» возглавил первый президент Европейского банка реконструкции и развития Жак Аттали. 

Однако ничего из этого проекта не получилось — по крайней м,ере в экономическом смысле. Нухаев увлекся богословием и философией, стал исламским фундаменталистом и приверженцем «нового евразийства». 

База Нухаева в Баку была расположена в гостинице «Абшерон». Это огромное пустующее здание в самом центре горрда превратилось в логово чеченских сепаратистов. Нухаев разъезжал на бронированном шестисотом «мерседесе», но другой роскоши, по-видимому, себе не позволял. Ходил всегда в одном и том же элегантном сером костюме (какого-то неопределенного евразийского стиля) и строго соблюдал мусульманские обряды. В офисе Нухаева висели портрет Дудаева, чеченский флаг и шашка, в углу стояла винтовка XIX века, было полно книг — исламское богословие, русская и немецкая философия. 

Во многом жизненный путь Нухаева отражает путь посткоммунистической России: от чистого бандитизма и гражданской распри до поисков неких религиозных устоев. 

Беседуя с Нухаееым, я сразу понял: он интересен мне не только потому, что может дать сведения о ранней карьере Бориса Березовского. Главное — то культурное и политическое движение, которое он представляет. Сегодня люди типа Березовского теряют свою историческую значимость. Эпоха царствования оголтелого жульничества и бандитизма в России уходит в прошлое. Предстоит выбор новой идеологии, которая подскажет, как жить, на каких фундаментах строить процветающее Общество. Поиск духовных ценностей — теперь основная задача. 

Что за книга перед вами? Подлинное отражение случившегося? Выдумка? Не знаю. По крайней мере, основана она на реальной встрече. Разговор с Нухаевым получился заманчивый, достаточно откровенный, и детали истории отошли на второй план. Меня не столько заинтересовала правдоподобность всех его утверждений, сколько те нравы, которые отражены в его рассказах. Я не намерен внести вклад в историю России последних десятилетий. Я только хочу представить читателю мировоззрение нового варвара во всей его искренности. 

Здесь приводятся отрывки из моих интервью с Хожой Нухаевым, кое-какие мои личные соображения, а также дополнительные разъяснения одного сотрудника РУБОПа, ветерана московской милиции, с 1980-х годов работающего по чеченской линии. 

***

Разборка с Отариком

[П.Х.] Расскажите о каком-нибудь ярком моменте в вашей бандитской деятельности, когда вам удалось проявить силу своего характера и выйти победителем из очень трудного положения. 

Я могу много рассказать: где приходилось первым применить оружие, несмотря на то что противников было много. Или в другом-месте, когда пришла толпа с лидером впереди... и ты одним разговором ставишь так, чтобы чисто психологически взять верх — ты берешь и переводишь разговор на личности, на достоинство того или другого: он и ты. 

Ты ему: хочешь не хочешь — надо выяснять здесь достоинство. Человек перед тобой стоит. Ты знаешь, что через него армия может потерять дух. Ты ему показываешь, что ты сейчас на это перейдешь... и ему придется или опозориться перед своими, или перейти на другую плоскость. Тогда он разводит все стрелки, и ты побеждаешь. 

Как это случалось в конкретных случаях? 

Ну с тем же Отари, допустим.(cмеется) 

Справка. Отари Квантришвили (кличка «Отарик»), 1948 года рождения, первый бандитский авторитет новой эры. В молодости Отарик готовился стать олимпийским борцом. Однако карьера оборвалась в 1966 году, когда его осудили за изнасилование. Просидел он меньше пяти лет. В начале 1980-х Отарик работал тренером по борьбе в спорткомплексе «Динамо», обзавелся обширной сетью всяких спортсменов, которых поставлял в помощь бандитским группировкам. Поддерживал связи со многими бандитами, но был особенно близок к бауманским. После краха коммунизма приобрел доли в разных дискотеках, казино и торговых фирмах. Изображал из себя мецената. «У меня множество друзей и товарищей, одни сильные, а другие слабые, — объяснял он мне в 1993 году. — Вот я сильных равномерно загружаю слабыми». 

Отарик создал этакий образец организованной преступности в России — не просто банда отморозков, а совокупная организация, включающая и видных коммерсантов, и знаменитых спортсменов, и звезд шоу-бизнеса, и влиятельных политиков. «Это для вас они мафиозные структуры, — заявил он мне, — для меня это добропорядочные люди». 

Отарик уважительно относился к старым бандитским авторитетам. О знаменитом воре в законе Вячеславе Иванькове (кличка «Япончик») он высказался так: «Это один из честнейших людей». В августе 1993 года брат Отарика, Амиран Квантришвили, был убит вместе с четырьмя членами люберецкой преступной группировки при перестрелке в торговой фирме в центре Мвсквы. РУБОП считает, что Амирана и люберецких убрали чеченцы, однако преступление до сих пор не раскрыто. Девять месяцев спустя возле Краснопресненских бань погиб и сам Отарик, сраженный пулями снайпера; это преступление также не раскрыто. 


Первая моя встреча с Отари получилась, когда я только что освободился (из тюрьмы в 1987 г. — П.Х.) и случайно оказался в одной (чеченской. — П.Х.) группе, которая с Отари на разговор шла. А я еще не понимал положения в Москве. Две недели, может быть, прошло с тех пор, что я освободился. 

Там дело касалось одного человека, еврея, который был директором сети гастрономов. Одна группа хотела заставить его дань платить, а он уже имел своих друзей, (чеченцев — П.Х.). Ну, как я узнал потом, он своим друзьям тоже не платил. Но, когда вот такая опасность пришла, он обратился к ним, так как он их считал авторитетами. Но эти «авторитеты» сами по себе были люди, которые еле-еле разбирались в этих делах. Ну, они ко мне подъезжают и говорят: 

— Вместе давай поедем посмотреть, что творится в Москве. И я поехал с ними посмотреть, что будет. 

Собираемся на улице, недалеко от центра. Подъезжают такие серьезные спортсмены, качки, чемпионы мира и всякие. Приехало очень много машин, подъезжают и авторитеты разные. Ну, я смотрю и вижу, что те, с которыми я приехал, — у них какое-то замешательство, они как-то прижато себя держат, не наверху находятся. Они не ожидали, что за кого-то придут такие авторитеты. 

И в этот момент подъезжает Отари. И сразу слухи: «Отари подъехал, Отари». И он здоровый такой, огромный — ну, имя его уже все слышали. Он подходит к человеку, за которого мы пришли заступаться, и ему так небрежно: 

— А ну, иди сюда. 

И его в сторону отводит и начинает что-то ему объяснять, что ему нужно делать. А остальных, нашей группы, как будто и нету здесь. Всех пригласили, все вроде бы так и должно быть, но нас как будто вообще нету здесь. 

И, естественно, я пожалел; что я пришел с этими людьми. Я их особенно-то и не знал. Просто в группе был один человек, который со мной учился в университете. Я их не знал, но тем не менее я с ними пришел. И я вижу, что я с ними вместе опущен. И поэтому, хотя я случайный был там человек, я этого не выдержал и говорю этому Отари: 

— А ну остановись. 

Я на него перевел разговор. А он не понял, повернулся и рукой махнул. Я говорю: 

— Я тебе эти руки поотрубаю. 

Оскорбление. И я — руку в карман. А у меня в кармане — нож. Больше у меня ничего нету. Столько людей, но он на сто процентов был уверен, что сейчас будет выстрел. А в то время с выстрелами еще так особо не баловались. И естественно, напряжение: если человек так дерзко взял и сказал такому авторитету... у всех момент ужаса. Ну, получается так, что я подхожу к нему близко... Здесь человек ко мне приближается, здоровый такой, вроде хочет заступиться за Отари. А у меня буквально дня за два до этого было столкновение у магазина «Березка», где нас всего двое было, а тех, которые держали ту «Березку», — большая группа. Там мне пришлось орудовать ножом. После этого я сбрил усы, немного изменил свою внешность. И этому человеку, который подошел, я грубо говорю: 

— Заепались, как позавчера у «Березки»... 

То есть ему дал понять, кто я такой. А этот человек тоже там находился. Он говорит: 

— А, это ты? 

И остановился. Чисто психологический момент. Они все испугались и дали задний ход. Ведь у них уже два человека в крови. Отари тоже это видит: замешательство, люди остановились и не понятно что. И Отари сразу переводит тогда на разговор: 

— Ну что ты горячишься? Давай поговорим. 

Я в ответ: 

— Человека этого отпусти. 

Он его отпускает. 

Я обращаюсь к этому человеку: 

— Уходи отсюда. Вообще уходи. 

Я его знать не знаю. Но этот человек был с этими людьми, которые меня привели. 

И после этого Отари спрашивает: 

— Ты чеченец? 

Я говорю: 

— Чеченец. 

Он тогда начинает перечислять больших спортсменов наших, чемпиона мира по борьбе, других. Он говорит, что он много чеченцев знает по спорту и что он их уважает, что знает, что это за люди. Потом он начинает перечислять больших людей в милиции и так далее. Он хотел посмотреть как я отреагирую. Вот он называет эти авторитеты чеченские, а я говорю: 

— Ты что мне про все эти отброски рассказываешь? Что ты мне этим хочешь показать? Для меня они никто, так же как и ты. 

Это я ему специально сказал, чтобы он вообще не подумал, что на меня это может играть. И я ему говорю: 

— Конкретно, мне ответ нужен. Ты этого человека, который с нами пришел, оставь. Ты нас должен оставить в покое. 

Он отвел меня в сторону. 

— Ну давай пройдемся, — говорит, — все эти дела — это вообще ничего, мелочи... 

А я даже не знал, о чем там разговор идет, за какие деньги. Я знал только, что мы пришли заступаться за человека. И Отари начинает мне внушать: 

— Ты себя неправильно ведешь. Ты же здесь в гостях. 

А я спрашиваю: 

— У кого я в гостях? 

Он говорит: 

— Ну здесь ты где? В Москве ты же у нас в гостях. 

Я в ответ: 

— Ты знаешь, я здесь с тобой буду разговаривать так же, как и в Грозном. Я с тобой здесь так буду разговаривать. Если ты здесь или в Грозном — все равно. Ты здесь со мной. И ты не будешь так разговаривать. 

Вот такой базар у нас идет. Затем он говорит: 

— Ну, если тебе что-то нужно здесь, в Москве, я буду рад... 

То есть чисто психологический момент сработал. Так и началась наша дружба. 

Когда я расспрашивал разных людей о Нухаеве, сразу столкнулся с тем, что многие сомневаются в достоверности некоторых его утверждений. В Московском РУБОПе меня убеждали, что он никогда не был одним из главарей чеченской мафии в городе, а просто возглавлял обычную чеченскую шайку. 

В Интернете в 2000 году появилось сообщение, что ближайший помощник Нухаева — поляк по имени Мансур Яхимчик, окончивший философский факультет Оксфорда, а затем принявший ислам, агент английской разведки. Я ничего об этом не знаю. Я знаю только, что именно Яхимчик организовал встречи Нухаева с Маргарет Тэтчер, с председателем Всемирного банка Джеймсом Вульфенсоном и с другими видными деятелями мировой политики. 

В российском МВД считают странным, что Нухаева впустили в Москву летом 2001-го для участия в конференции о «евразийстве», организованной русским политическим деятелем Александром Дугиным. В МВД уверены, что такой откровенный бандит, как Нухаев, мог посетить столицу только при поддержке российской ФСБ. 

Странное дело: 31 октября 2002 года, через несколько недель после освобождения заложников на Дубровке (мюзикл «Норд-Ост»), главный кремлевский докладчик по Чечне Сергей Ястржембский объявил, что террористы среди прочих звонили за рубеж Земилхану Яндербиеву (бывшему начальнику Нухаева). Он также конкретно назвал Яндербиева, чеченского президента Аслана Масхадова, его помощника Ахмеда Закаева и Хож-Ахмеда Нухаева главными представителями чеченского терроризма за рубежом. Почему Закаева? Почему Нухаева? За год до этого заявления российские власти встречались с Закаевым в московском аэропорту Шереметьево-2, а Нухаева пригласили на конференцию в «Президент-Отеле». Теперь же они оказываются непримиримыми врагами России? Непонятно. Во всяком случае несколько месяцев спустя, когда я старался дозвониться до Нухаева в Баку, то обнаружил, что все его телефоны отключены. Очевидно, контора Нухаева, так же как и многие чеченские представительства за рубежом, была закрыта под давлением российских властей после теракта на Дубровке. 

Вообще-то российские спецслужбы не в первый раз поддерживают чеченских бандитов. Самый известный случай —- когда ГРУ Министерства обороны России в Абхазии в 1993 году помогало Шамилю Басаеву. Сегодня уже широко известно, что и российские, и западные спецслужбы в прошлом часто заигрывали с исламскими фундаменталистами. 

Я тут мало что могу прибавить. Какие политические игры затеял Хожа Нухаев, является ли он перспективным народным вождем? Мне все равно. Меня больше интересует та идеология, которую он провозглашает. 

Только в такой традиционной культуре, как кавказская, возможно понять желание человека вроде Хожи Нухаева побыстрее постареть, чтобы занять высокое положение в обществе. (Все народы, выращивающие вино, знают: авторитет растет с возрастом.) Нухаеву 48 лет, но он выглядит значительно старше — поседевший, в морщинах, к тому же прихрамывает, ходит с палкой. 

***

Когда позволено убивать

Только в такой традиционной культуре, как кавказская, возможно понять желание человека вроде Хожи Нухаева побыстрее постареть, чтобы занять высокое положение в обществе. (Все народы, выращивающие вино, знают: авторитет растет с возрастом.) Нухаеву 48 лет, но он выглядит значительно старше — поседевший, в морщинах, к тому же прихрамывает, ходит с палкой. 

Удивительно: вы же человек не очень большого роста, но когда дело доходило до физической схватки, умудрялись брать верх. Как вам это удавалось? 

Ну, несмотря на то что я худой и бледный, я все же был физически тоже хорошо подготовлен. Да, там были и спортсмены, и с мышцами ребята, но одно дело уметь бороться на ринге, а совершенно другое — иметь опыт чисто уличной драки. Я всю жизнь, с детства начиная, постоянно дрался, завоевывал территории, чтобы властвовать. То есть приходилось утверждаться. И здесь важнее всего присутствие духа, кто сможет чисто психологически преодолеть. 

Возникает интересный вопрос национального характера. Чеченцы — маленький народ. Тем не менее, несмотря на свою малую численность, они-держали Москву в конце 80-х — начале 90-х годов. Почему же славянские группировки уступили, чего им не хватало, чтобы справиться с чеченцами? 

Ну видите, они несколько раз собирались сотнями и нападали. Но мы в силе не осташтяли так положение. На первом этапе они мышцами приходили с чеченами драться, чеченцы не отступали, не уходили, а доставали ножи и дрались. Затем славяне с ножами приходили, а мы отвечали огнестрельным оружием. А то; что их много пришло, — это все равно. Кто себя вперед выставлял, ему все равно пришлось отвечать. Если он уходил нетронутый из этой ситуации, он не уходил дальше по жизни. Его до конца жизни все равно отслеживали... Не успеет, скажем, это поколение отомстить, другие поколения отомстят. Не избежать ему наказания. 
Если, скажем, толпа пришла и убила моего брата. Ну всю толпу я не могу переискать. Но я буду искать лидера, того, кто возглавлял толпу. И когда будет удобно, я пристрелю его. Потому что я не смогу в своем обществе жить, не смогу с другими людьми разговаривать на равных, если не отомстил за своего брата. То есть я человек чести. 

В исламе чтятся десять заповедей. Одна из них: убивать — это грех. Вы в свое время убивали людей? 

(смеется) Что значит убивать? Убить — это значит совершить преступление. Нам это запрещено от Бога. Все расписано в Коране: в каких случаях необходимо убивать, в каких случаях ты обязан это делать. 

Некоторые считают, что истинно христианский путь — это подставить другую щеку. 

Это не есть истинно Христианский путь. Это искаженный христианский путь. Нет такого, чтобы вообще никого никогда нельзя убивать. Толстовщины нету. Я действительно уважаю Толстого как писателя. Он просто не нашел альтернативы государству. Вся его беда в этом. Чтобы свою концепцию сделать завершенной, ему все равно нужно было одно из двух брать. В той же Библии сказано: око за око и подставь другую шеку. Толстой не придерживался принципа: око за око. 

Да, Библия состоит из Ветхого Завета и Нового Завета. Ветхий Завет, со всеми его войнами, убийствами и принципом «око за око», действительно является одной из священных книг христианской веры. Однако он воспринимается только через призму Нового Завета, как прообраз Нового Завета. Некоторые христиане (например, евангелистические протестанты) верят в Ветхий Завет беспрекословно, но наиболее традиционные христиане (православные и католики) почитают в Ветхом Завете только отдельные части; пророчествующие пришествие Христа. 

Как люди Относятся к Ветхому Завету — ключевой вопрос. Ибо в Новом (христианском) Завете нет ни одной строки, которая оправдывала бы убийство. 

Меня интересует исламская точка зрения на убийство. Такое впечатление, что в исламе убийство иноверцев вообще не считается грехом. В этом смысле христианство гораздо более мирная религия. Христианам очень трудно смириться с убийством, некоторые лаже отказываются идти на войну, потому что Господь запретил убивать других людей. Конечно, есть и такие христиане, которые допускают убийство при каких-то определенных условиях. «Убивать — это грех, — говорят они, — но это грех, который я беру на себя». Затем они усердно молят Бога о прошении. Что вы думаете по этому поводу? 

Всевышний с самого начала, когда выгонял из рая Адама и Еву, которые пошли за Сатаной, — сказал им: идите на Землю, живите здесь и будьте врагами друг другу. То есть Сатана и человек — друг другу враги. И идет эта борьба. Поэтому тот, кто пойдет по пути Сатаны, — он мой враг. И я должен с ним драться. Если я иду за его обманом, он меня возьмет. Не пойду я за его обманом, он меня обязательно убьет. Я это должен знать. Я должен драться. Здесь не может быть другого пути. 

То есть убийство — как форма самозащиты? 

Да, как защита себя, своей религии и чистоты. Давайте так говорить: я здесь живу и у меня все чисто. Но вокруг меня будет мусор и все эти бактерии летают. И если я этот мусор по соседству со мной не уберу, это рано или поздно и ко мне залетит. Я должен мусор соседей тоже убрать. Если у меня будет чистота, а у них мусор, они этот мусор все равно ко мне занесут. Как у себя пачкали, так и у меня будут пачкать. 

А какое отношение это имеет к нашему вопросу? 

Ну если это враг твой, тот, который не хочет чистоты, не хочет себя чисто вести, он все равно придет тебя убивать. Тогда зачем тебе ждать? Если ты будешь ждать, обязательно спину подставишь. 

Так что, всех иноверцев убивать нужно? 

Ты должен жить по исламской идеологии. Если ты живешь по-другому, я должен знать, что ты меня убьешь. 

Даже так? 

Ну нет. Если между нами есть договор, где мы договариваемся, что мы не воюем, скажем, столько то времени... Хорошо, мы не воюем. Но только срок закончился, я сразу должен начинать воевать. Потому что, если я не буду воевать, ты все равно будешь со мной воевать. 

Недаром многие сомневаются, что ислам проповедует мирные отношения между людьми... 

Позволено убивать, когда непосредственно касается твоей жизни, твоего обряда, твоей религии, твоей семьи. Другие моменты не оправданны. Всевышний говорит, что Он вообще никогда не простит, если ты убьешь мусульманина. Никогда не будет прощения. 

Ни при каких обстоятельствах? 

Только когда мстишь, когда жизнь за жизнь. И за порчу земли.

***

В защиту нового варварства

Вы часто говорите, что Чечня уже четыреста лет ведет войну против России. На самом деле война не шла непрерывно, она то затихала, то разгоралась. К тому же войну с Шамилем в XIX веке Россия все-таки убедительно выиграла. Может быть, она в этот раз тоже выиграет?

Выиграть и завоевать — это не значит покорить, то есть добиться того, что боевики сказали бы «сдаюсь». Нет ни одного документа, где чеченцы сдались бы. Ни в этой войне, ни в той.

Шамиль 30 лет вел борьбу против России, но в конце концов он сдался.

Шамиль сдался, а чеченцы продолжали войну. После Шамиля продолжали войну. И нас практически осталось тогда всего лишь около ста тысяч. Из полутора миллионов. Это девяносто процентов уничтожено. Обыкновенно народ вымирает в таких случаях, но мы снова возродились.
До этого постоянно тоже войны шли. И с персами, и с турками, и с Тимуром. Постоянно чеченцы воюют. Почему? Потому что никто не оставляет никакой народ просто жить. Всех кто-то всегда завоевывает.
Теперь, когда мы говорим, что Чечня завоевана и что везде находятся русские, это действительно так. Но борьба продолжается. Только формы продолжения могут быть разные. И именно родоплеменная система — основа этой борьбы.

Хорошо. Россия сейчас пытается навести государственный порядок в Чечне. Но в культурном смысле представляет ли Россия угрозу чеченскому народу?

Исторически, до 1917 года, вся эта идейная, культурная сторона Россию не волновала. Это была империя. Империя несла свои интересы: она должна была покорить всех и подчинить, создать порядок. Есть центр, и есть периферия, которая должна подчиняться. Ельцин и другие продолжали это дело. И Путин тоже начал с того, чтобы подчинить периферию и идти дальше.
Сегодня ситуация на международной арене сложилась так, что Америка становится хозяином в мире. Прежде Советский Союз тоже думал о глобализме, тоже хотел быть первым, но проиграл в этой борьбе. Сегодня Россия хочет отстоять свою независимость. Но как ее отстоять? Как остаться этой Россией, которая хотя бы сегодня есть, чтобы Америка не царствовала на большом континенте? Вот задача. Время играет против России. Что делать? Возвращаться к Советскому Союзу? Вроде не совсем то. Идти по другому пути? Идеология нужна, чтоб противопоставить Западу. За коммунистическую уже никто не пойдет.
На Путина очень сильно сейчас действует время. Россия избрала путь противостояния Западу. А на этом пути у Путина нет сил и мощи противостоять. И он должен будет сделать ставку на варварство. Он должен будет возрождать у себя христианство и национальные традиции. Также он должен будет поддержать традиции и национальные формы и у всех других народов.
Будет борьба — сила моря против суши. Суша олицетворяется горами. Ноев ковчег. Один раз потоп был, да? На этот раз тоже потоп: цивилизация. А защита от этого потопа-цивилизации — новый ковчег. И там, где для ковчега было спасение — ведь Ной спасение именно на Кавказе нашел, — здесь будет и наше спасение. Это есть последний остров.

Действительно, считается, что Ноев ковчег «приземлился» на горе Арарат. Но что это за потоп-цивилизация? Какие самые яркие проявления этого потопа?

Техногенные. Технологические. То есть сам прогресс. Технологическое развитие. Все эти достижения науки, техники. Все это идет за счет нравственности, за счет экологии.

Да, вера в прогресс — это новая религия.

На самом деле это вера в золотого тельца. В цивилизации нет другой веры. Есть только материальное обогащение. Все. Больше ничего нету. Если в России все еще живут в двух измерениях — пространство и время, то эти два измерения для Запада настолько узкие... То есть люди живут от контракта к контракту. Вот и все измерение человеческое.

Слушаю я вас, и у меня создается впечатление, что вы приветствуете некое аграрное общество, с низкой технологией, в котором главное: равновесие, духовные ценности, тесные кровно-родстве иные связи. Но ведь тогда исчезают большие города, исчезает высокая технология. Это для вас идеальный исход событий?

Я считаю, что это идеальный исход для всего человечества: аграрная экономика, первобытная, чтобы максимально натуральное хозяйство было. Это гарант в рай попасть.

Просто взять Библию. Взять Коран. Всевышний нас вывел, Адама и Еву, из рая. Лишь очистившись, можно вернуться. То есть каждый из нас есть Адам и Ева. Мы тот же самый путь должны пройти. И только если мы из этого измерения, из вечности, будем смотреть на этот промежуток, тогда можно увидеть реальную картину. Вот сейчас, допустим, на плоскости политики многие вопросы неразрешимы. Стоит только в геополитическом измерении пойти, и уже политически просвет виден. А вот третье измерение — из вечности Посмотреть на пространство и время, — совершенно другие картины видишь.

Значит, вы считаете, что нужно разрушить все пункты современной цивилизации?

Как может защититься Россия от Америки сегодня? Америка наступает, хочет завладеть миром. Россия менее цивилизованная страна, она должна проиграть, так же как «жигули» должны «мерседесу» проиграть. И с позиции оружия Россия обязательно проиграет.

Америке даже нет необходимости воевать. Другое у нее оружие есть. У нее есть вирус цивилизации. Все это разукрашенное, все эти краски охватывают людей без религии. А сегодня русские не имеют религии, не имеют родословности, и естественно, из них очень легко сегодня сделать демократию. Она неизбежно придет, если русские будут по тому же государственному пути идти. Они неминуемо придут к демократии, никуда не денутся. Это конечный результат, который должно получить каждое государство, развиваясь в этом направлении.
Поэтому они никак не смогут цивилизации противостоять, если не повернут в другую сторону, в сторону варварства. Только варварство может защитить от цивилизации.

По-вашему, варварство — это хорошо, а демократия это - плохо? А в чем заключается варварство?

Это родоплеменная система. Это жить по религии Бога. Это значит, что ты не можешь разрушать окружающую среду. То есть здесь работает принцип ближнего.

А города и цивилизация — это есть принцип дальнего, принцип чужого, потому что все люди чужие. Квартиры — это скворечники. Сосед — ты не знаешь, кто он, где он воспитывался... Это все чужие люди. Весь мир становится друг другу чужим. И законы нужны для того, чтобы эти люди друг друга не грабили и не убивали. Они уже не борются против государства. Оно их устраивает, потому что они настолько одиноки, что им нужно государство. Государство — это их отец и мать. Без государства они себя уже не видят, не понимают.

Какое значение имеет война в Чечне для исламского мира?

Чечня покажет силу кровно-родственного порядка. Исламский мир сегодня неправильно живет. Все живут в государстве. Сегодня решения принимают главы государств. Когда распадутся государства, сразу хаос будет. Великий хаос. А великий хаос создает новый порядок. Когда увидят, что кровно-родственный порядок может существовать как альтернатива государственному порядку, тогда люди пойдут по правильному пути.

Почему вы считаете, что именно в этот раз кровнородственный порядок победит в Чечне?

Когда первая война закончилась, в 1996 году, русские должны были вернуться. Потому что остался. Грозный, осталась цивилизация, остался их оплот империи в Грозном. Грозный, как и любой город, был гнездом разврата и растления, смешения и ассимиляции, он нес нам гнилое дыхание цивилизации... Сегодня Грозный разрушен. И если нет Грозного — нет оплота империи. В 1996-м Иван ушел с чеченской земли, но оставался оплот его империи — Грозный. А теперь есть Иван, нет Грозного.

Теперь мы победили. А Иван все равно уйдет. Ему уже делать там нечего. Главный момент — Грозный разрушен. Иншаллах. Это милость Всевышнего.

По-вашему, теперь можно возродить клановую систему?

Конечно.

Боюсь, что возродится не клановая система, а обычный бандитизм...

 
Другие материалы раздела:
Содержание
1. Знакомство
2. 1-ая война национальностей
3. Народная община
4. Борьба за независимость
5. Религия
6. Кому принадлежит будущее

Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - ссылки между разделами.

Drudge Report Рейтинг@Mail.ru

Compromat.Ru ® — зарегистрированный товарный знак. Св. №319929. 18+. compromat2net@gmail.com