Компромат.Ru ®

Читают с 1999 года

Весь сор в одной избе

Библиотека компромата

Манипуляции с соцопросами и соцбюджетами

Как чиновники АП от Евгения Михайленко до Александра Харичева осваивали миллионы и "не расстраивали Владимира Владимировича"

Оригинал этого материала
© proekt.media, 07.07.2022, Ненатуральные числа, Фото: ТАСС, URA.ru, РИА "Новости", via proekt.media, Иллюстрации: proekt.media

Катя Аренина, при участии Михаила Рубина и Романа Баданина

Владимир Путин
Владимир Путин
Если Путин зайдет на сайты главных социологических служб — ВЦИОМа — Всероссийский центр изучения общественного мнения или ФОМа — Фонд «Общественное мнение», — то увидит там одновременно приятную и удивительную картину. Данные о том, сколько россиян одобряют его деятельность, выглядят почти как прямая линия, неуклонно идущая вверх и почти не падающая ниже 60%. Несколько раз рейтинг президента опускался до 57–58 %. А после войны вырос на 20% — с 64 до 82 % по данным ФОМа и с 62 до 79 % по данным ВЦИОМа.

Compromat.Ru: 75185

На самом деле все последние годы рейтинг Путина постоянно колебался вверх и вниз. Полная картина должна выглядеть так:

Compromat.Ru: 75186

Хорошо заметный на графике спад 2018 года всерьез обеспокоил кремлевских чиновников, которые знали — президент придает большое значение своему рейтингу и может серьезно расстроиться из-за таких колебаний. Решение они придумали простое — обратились в ФОМ с требованием публиковать новые опросы без сравнения со старыми данными, рассказывает бывший сотрудник ФОМа. Глава ФОМа Александр Ослон не ответил на вопросы «Проекта». Собеседник, близкий к Кремлю, говорит, что во ВЦИОМ с подобной просьбой не обращались. В изначальной версии текста говорилось, что с просьбой обратились и к ВЦИОМу тоже, приносим извинения. Социологи из ФОМ действительно скрыли рейтинги Путина до провала, а ВЦИОМ и раньше выкладывал эти данные только в архивных таблицах. Теперь на сайтах обеих служб видны только самые свежие цифры без каких-либо колебаний. Сейчас в еженедельных бюллетенях «Доминанты» от ФОМ можно найти данные по рейтингу Путина с июня 2021 года (последний бюллетень). А, например, в бюллетене за 2019 год приводились данные с 2008 года. А у ВЦИОМ на сайте видны только данные с начала 2020 года.

«Проект» поговорил с сотрудниками социологических служб, а также с людьми, в разное время работавшими в администрации президента, сравнил их рассказы с публичными данными и выяснил — Путин придает такое большое значение своему рейтингу, что ради него власти пошли на значительные манипуляции опросами общественного мнения.

Кто на свете всех милее

Путин переживал из-за рейтингов Дмитрия Медведева и губернаторов — не хотел, чтобы они сравнялись с его поддержкой. Из-за этого Кремль стал давать социологам указания — какие данные можно публиковать, а какие нет

В начале 2000-х гг. кремлевские чиновники часто задавали друг другу такой вопрос: «Как я покажу эти цифры Владимиру Владимировичу?», — вспоминает политтехнолог Глеб Павловский, сотрудничавший с администрацией президента в первые два срока Путина и при Медведеве. Имелось ввиду, что, придя к власти на фоне усталости избирателей от старого Бориса Ельцина, Путин быстро привык к огромным цифрам народной поддержки — в январе 2000 года его деятельность одобряли 84% населения, следует из данных ВЦИОМа, доступных на сайте Левады-центра. Любые колебания рейтингов молодой президент быстро стал воспринимать как нечто ненормальное и недоработку своих сотрудников. «Он хотел купаться в народной любви, — говорит сотрудник президентской администрации начала 2000-х. — Социология была зеркальцем, которое говорит: „Ты на свете всех милее“. Правда, периодически народная любовь падала, и смотреть в зеркало становилось неприятно.

Очередная неприятность случилась в 2003 году. Весь год в преддверии думских выборов государственный ВЦИОМ публиковал данные, из которых следовало, что «Единая Россия» может проиграть КПРФ. ФОМ тоже давал коммунистам высокие цифры, но победу все-таки отдавал единороссам. Опросы привели в бешенство влиятельнейшего чиновника тех лет — Владислава Суркова, замглавы кремлевской администрации, который отвечал за внутреннюю политику вообще и выборы в частности. На очередном совещании, которое собеседники «Проекта» называют «политическим планированием», куда руководство администрации президента собирало чиновников и экспертов, кремлевские начальники захотели услышать объяснения от ВЦИОМа. Но тогдашний руководитель центра Юрий Левада уклонялся от визитов в Кремль и даже заместителей присылал нечасто, рассказывает социолог Сергей Белановский, присутствовавший на одном из «планирований». Отвечать и за себя, и за коллег пришлось главе ФОМа Александру Ослону — оказалось, что социологи придумали так называемый поправочный коэффициент. Это известный в социологии инструмент — на предыдущих выборах коммунисты получили больше, чем показывали опросы, а Путин — меньше, и тогда специалисты в своих прогнозах стали понижать цифры власти. Кремль потребовал поправку больше не применять, а про ВЦИОМ один из присутствовавших на совещании чиновников раздраженно сказал: «Надо с ними разобраться», вспоминает Белановский.

Александр Ослон
Александр Ослон
Как не сработал поправочный коэффициент
В январе–феврале 2000 года ВЦИОМ давал прогноз — Путин наберет 57–62%, а кандидат КПРФ Геннадий Зюганов — 15-19%. Но на выборах Путин получил 52,9 %, а Зюганов — 29,2 %. Разрыв в 10 % для социологов — серьезная ошибка. Та же проблема была и у ФОМа. Социологи поняли, что упускают сторонников коммунистов — и попытались исправить это с помощью основанного на результатах прошлых выборов поправочного коэффициента. Это не помогло: перед скандалом с рейтингами, в августе 2003 года, ВЦИОМ давал 23 % поддержки «Единой России» и 28 % — КПРФ, ФОМ — 22 и 20 % соответственно. На декабрьских выборах единороссы получили 37,5%, а КПРФ — 12,6 %.

Угроза быстро воплотилась в жизнь — Леваду вызвали в Кремль, уволили, рассказывает соратник Левады, впоследствии директор Левада-центра Лев Гудков, и ему пришлось создать независимый Левада-центр, который в будущем еще столкнется с проблемами (о них читайте ниже). Руководить ВЦИОМом поставили Валерия Федорова — знакомого тогдашнего замначальника кремлевского управления по внутренней политике Алексея Чеснакова, говорится в книге об истории ВЦИОМа «Открытый вопрос» Анны Кулешовой и Александра Братерского. Оба — выпускники философского факультета МГУ.

Валерий Федоров
Валерий Федоров
Федоров встречи в Кремле не пропускал. Социологи были очень важными участниками совещаний по «политическому планированию» — эти мероприятия даже начинали часто с доклада Ослона о динамике рейтингов власти за неделю, рассказывает Павловский и подтверждает бывший глава одного из департаментов внутриполитического блока АП. Тогда же обсуждали график президента — какие мероприятия ему стоит посетить и какие темы поднять — с учетом реакции избирателей на предыдущие заявления Путина. Если что-то было не так — планы меняли. Но еще проще стало менять саму социологию — исследователи с тех пор стали податливы и портить президенту настроение не хотели.

Кто проводил «политические планирования»
До своей отставки в 2003 году их проводил глава президентской администрации Александр Волошин, и на них обсуждали планы президента, актуальную политическую повестку, а также то, как СМИ будут освещать работу главы государства. После отставки Волошина совещания по политической повестке проводили сначала Владислав Сурков, а затем его преемники на посту кураторов внутренней политики — Вячеслав Володин и Сергей Кириенко. Тогда же появилось отдельное совещание для глав телеканалов — его со временем стал проводить куратор пропаганды Алексей Громов.

Очередной повод расстроиться у «национального лидера» — так в период премьерства стали называть Путина его соратники появился в 2010 году, в период правления Дмитрия Медведева. Тогда рейтинги молодого президента и опытного премьера внезапно сравнялись, причем неприятнее всего было то, что голосовать за Медведева на ближайших выборах были готовы примерно столько же избирателей, сколько за Путина — 21% и 24% соответственно, называло цифры Левада-центра BBC. Рейтинг одобрения Медведева был 76 %, а Путина — 77 %. Эти цифры мы знаем только благодаря Левада-центру.

Compromat.Ru: 75187

Провластные социологи эти данные просто скрыли. ФОМ тогда получил точно такие же цифры, но Кремль запретил их публиковать, вспоминает Павловский. ВЦИОМ же вообще не задавал такой вопрос — в списках вариантов ответа присутствовали либо Путин, либо Медведев. С начала срока Медведева по март 2011 года в вариантах ответа на традиционный вопрос: «За кого бы вы проголосовали, если бы выборы состоялись в следующее воскресенье?», Путина не было. А осенью 2011 года, когда стало известно, что Путин пойдет на следующие президентские выборы, из опросов исчез и Медведев. Несколько раз в 2011 году ВЦИОМ задавал такой вопрос: «Допустим, что Дмитрий Медведев все-таки будет участвовать в выборах президента в марте 2012 года. <…> За кого из этих кандидатов Вы бы, скорее всего, проголосовали?» Путина среди вариантов не было. «Чтобы не сталкивать лбами», — поясняет бывший сотрудник ВЦИОМа Игорь Эйдман. К этому моменту Эйдман уже не работал во ВЦИОМе и знает об этом со слов бывших коллег.

С ревностью в Кремле относились не только к рейтингу Медведева, но даже и губернаторов. «Некоторым регионам предъявляли: „Почему у вас рейтинг губернатора растет, а рейтинг Путина нет?“» — вспоминает политтехнолог, работавший на региональных кампаниях.

С 2018 года ВЦИОМ ради спокойствия президента вообще перестал сравнивать его с другими политиками. Вопрос о голосовании на ближайших выборах социологи просто перестали задавать, вспоминает работавший в те годы во ВЦИОМе социолог, его слова подтверждают и данные из базы ВЦИОМа. Собеседник, близкий к президентской администрации, уверяет, что вопрос возобновят в 2023 году, за год до президентских выборов. Но до 2018 года вопрос задавали ежегодно, обычно по несколько раз в год. Но и отсутствия конкуренции Путину было мало — ради правильных ответов социологи начали использовать инструменты манипуляции.

Правильный вопрос — правильный ответ

Социологи хотели получить от респондентов нужные Кремлю ответы и стали задавать гражданам вопросы с подсказкой

В 2018 году, когда прежде колоссальный рейтинг Путина обрушился на 20%, Кремль не просто придумал скрывать старые данные о доверии главе государства, как описано в начале этого материала. Тогда же сотрудники ВЦИОМа и ФОМа стали получать от начальства очень странные формулировки вопросов и вариантов ответов, замечают сотрудники социологических служб, с которыми общался «Проект».

Во-первых, респондентам стали особенно часто задавать так называемые формирующие вопросы, в которых им сразу указывали на верный ответ.

Типичный пример — опрос ВЦИОМа перед выборами в Мосгордуму в 2019 году, к участию в которых не допустили оппозиционных кандидатов. Прямо в тексте вопроса социологи сообщали, что избирком обнаружил недействительные подписи у Геннадия и Дмитрия Гудковых, Ильи Яшина и Любови Соболь. А затем спрашивали:
Одни считают, что избирательная комиссия в этой ситуации должна действовать в соответствии с законом и отказать в регистрации кандидатам, допустившим нарушения при сборе подписей. Другие считают, что, несмотря на нарушения, избирательная комиссия должна была зарегистрировать всех кандидатов. С какой точкой зрения Вы в большей степени согласны?
Похожим образом выглядели вопросы об участии в митингах — там людям тоже сразу подсказывали верный ответ:
27 июля в Москве состоялась несанкционированная акция протеста. Вы согласны или не согласны с мнением, что в подобных ситуациях власть должна действовать в соответствии с законом, даже если приходится применять жесткие меры?
Неудивительно, что, дав людям подсказку о том, что соответствует закону, а что нет, социологи получили требуемые Кремлем результаты: больше половины респондентов согласились, что регистрировать оппозиционеров не нужно, а 61% москвичей поддержали жесткие действия власти на митингах.

Такие опросы в последнее время стали нормой.

Накануне войны ВЦИОМ спросил граждан, поддерживают ли они признание независимости ЛНР и ДНР, и опять с интересной формулировкой:
Скажите, пожалуйста, решение президента о признании Россией независимости ДНР и ЛНР вы поддерживаете или не поддерживаете?
То есть это вопрос не о донбасской проблеме, а об одобрении президента, поясняет доцент Московской высшей школы социальных и экономических наук Алексей Титков. Кремль вновь получил нужный результат — 73 % поддержали решение Путина.
Еще более топорно социологи сформулировали вопрос об отношении россиян к заключению договора с ЛНР и ДНР, на основании которого и началась агрессия против Украины. ВЦИОМ спросил так:
— Вчера президент и главы ДНР и ЛНР подписали договоры о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи. Вы поддерживаете или не поддерживаете решение Владимира Путина о подписании этих договоров?
За «дружбу» высказались 78% респондентов.

Жизнь по своим правилам
В мае 2022 года ВЦИОМ опубликовал пресс-релиз с заголовком «Жизнь по своим правилам». Главный вывод: «89% россиян считают, что Россия сегодня должна жить по своим правилам, не оглядываясь на страны Запада».
«Придумали некий Запад, приписали ему некие правила, противопоставили некой России, — возмущается бывший сотрудник ВЦИОМ. — Что такое Россия — президент? Что за правила — продолжать войну? Спросите, должна ли Германия жить по правилам Китая, получите те же результаты. Либо социологам сказали именно так спросить, либо они очень глупые».

Во-вторых, падение рейтинга Путина повлияло и на варианты ответов — теперь социологи практически перестали задавать людям открытые вопросы, то есть те, где респонденты сами могут называть свои версии, говорят региональный социолог, сотрудничающий с ФОМом, и бывший сотрудник ВЦИОМа. Один из подрядчиков ФОМа предоставил «Проекту» закрытый опрос о настроениях жителей Орловской области — там нет ни одного открытого вопроса. Это большой соцопрос «Георейтинг», который служба по заказу властей много лет проводит почти по всей России, трижды в год, опрашивают по 500 человек примерно в 70 субъектах. Его результаты не публикуются. А предложенные варианты ответов тоже не отличаются разнообразием — например, в вопросе о СМИ, которые читает или смотрит респондент, ему предлагали выбор только из местных, по большей части провластных, медиа, а назвать федеральное СМИ было нельзя.

Но лучше всего предвзятые варианты ответа видны в опросе ФОМа о целях «спецоперации» в Украине. Три из четырех ответов предназначены для сторонников войны: «обеспечить безопасность России», «защитить жителей ДНР и ЛНР», «отстранить украинских националистов от власти». Вариант для противников войны только один, и не самый очевидный: «ликвидировать государственность Украины и присоединить ее к России». Молодые респонденты в возрасте 18–30 лет выбирают его в полтора раза чаще всех остальных — но это в пресс-релизы и новости обычно не попадает. Не упомянули об этом, например, «Ведомости», РИА-Новости, Газета.ру и другие провластные издания.

Вообще результаты опросов даже провластных центров дают удивительные цифры по противникам войны среди молодежи. ВЦИОМ провел первый опрос об одобрении «спецоперации» 25 февраля — он показал, что войну поддерживают 64 % россиян. Но если заглянуть внутрь массива данных центра, выяснится, что 55 % респондентов в возрасте 18–24 года и 45 % респондентов в возрасте 25–34 года тогда выступили против войны. И это тоже не попало в СМИ.

Compromat.Ru: 75188

Все собеседники «Проекта», включая бывших сотрудников обоих центров, уверяют: ни ВЦИОМ, ни ФОМ «не рисуют цифры», достаточно задать правильные вопросы правильным людям. Тогда и ответы будут «правильными», тем более что с каждым годом гражданам все страшнее говорить с социологами.

Ответы за страх и за еду

Россияне и жители захваченных регионов Украины стали бояться социологов и часто дают «правильные» ответы из страха

В последнее время в соцсетях можно найти много сообщений пользователей о том, что они участвовали в соцопросах, но им было страшно отвечать честно. «Атмосфера страха» в стране настолько велика, что влияет на данные опросов, и всерьез воспринимать данные социологов теперь сложно, рассуждает на условиях анонимности политтехнолог, работающий с администрацией президента.

Compromat.Ru: 75189
Скриншоты сообщений в соцсетях
Этой весной ВЦИОМ дважды, в конце апреля и в конце мая, проводил для Кремля опросы в городах и селах Донецкой области, только что захваченных Россией, — Мариуполе, Волновахе, поселках Мангуш и Володарское, а также селе Безыменное, рассказал «Проекту» один из организаторов этих опросов, его личность подтвердил другой социолог, знакомый с участниками рынка. Сотрудничество этого человека со ВЦИОМом также подтверждают данные сервиса Getcontact, и подтвердил собеседник, близкий к руководству Кремля. Кроме того, другой участник рынка знает, что среди социологов искали подрядчика на такой проект. А третий утверждает, что власти советовались с ним по поводу самой возможности проводить там опросы. Людей спрашивали, как они относятся к «спецоперации», Владимиру Путину и Владимиру Зеленскому, хотят ли они, чтобы их город вошел в состав России или ДНР, остался в составе Украины или стал независимым. Результаты до сих пор нигде не публиковались, но, по словам организатора опроса, большинство людей говорили, что хотят в Россию.

Понятно, почему так происходило, — в Волновахе, Мангуше, Володарском и Безыменном опрашивающие работали в пунктах временного размещения беженцев, рассказывает собеседник «Проекта». А в Мариуполе, по его словам, в конце апреля опрашивали только в месте выдачи гуманитарной помощи от «Единой России». И лишь в мае с людьми говорили на улицах, то есть там, где они не чувствовали такой зависимости от оккупационных властей.

Почему так делать нельзя?
Нельзя проводить опросы на оккупированных территориях, считает независимый социолог Елена Конева:
«Сочетание показательных гуманитарных действий с жестокими репрессиями вызывает ощущение полной непредсказуемости. Запуганные граждане будут выдавать „безопасные“ ответы, противники войны будут давать „правильные“ ответы, а ночью рисовать граффити против оккупантов».
Полученные ответы просто недостоверны, но, уверена Конева, российские власти в этом и не заинтересованы — использовать результаты будут в первую очередь для рапортов в Москву и в пропагандистских целях: «Нам тут рады».

И внутри России опросы ВЦИОМа и ФОМа показывают высокий (65–76 %) уровень поддержки вторжения в Украину. Но мало кто признается — большинство отказывается общаться с социологами. Например, исследователи Russian Field совместно с Максимом Кацем провели опрос об отношении к войне — от ответов воздержались 29,5 тысяч человек из 31 тысячи, писал Кац в твиттере. О растущей доле отказов говорит и сотрудник регионального подрядчика ФОМа: «Если раньше из стандартного маршрутного листа интервьюера — 18 человек — соглашался говорить примерно каждый третий, то после начала „спецоперации“ — лишь каждый шестой. Прямо говорят: „Я не хочу сесть“». Правда, иногда власть все же заинтересована в том, чтобы узнать реальное мнение населения — но о таких опросах никто не узнает.

Ответы в стол

Кремль запрещает социологам публиковать плохие для себя результаты опросов, в том числе про Алексея Навального. А данные нелояльного Левада-центра просто запрещают цитировать в СМИ.

Весной 2022 года на стол Путину легли результаты опроса ВЦИОМа о том, как россияне пользуются Youtube, рассказал источник «Проекта», близкий к руководству администрации президента. В российском руководстве ходило немало разговоров о том, блокировать ли крупнейший видеохостинг мира, и в итоге чиновники решили понять, как отреагируют граждане — их спрашивали, часто ли они пользуются сервисом, считают ли, что через него ведется информационная война, как они относятся к блокировке канала Госдумы — Youtube заблокировал некоторые официальные каналы ведомства в начале апреля — и что думают о потенциальной блокировке самого сервиса, рассказывают два респондента этого опроса. Результаты получились очень комплиментарными для Youtube, их не стали публиковать, зато отправили руководству страны, утверждает собеседник «Проекта», близкий к руководству президентской администрации. Раскрывать данные более детально он отказался.

Примерное представление об ответах дает опрос ФОМ — компания не спрашивала именно о блокировке сервиса, видимо, поэтому их данные оказались в открытом доступе. Выяснилось, что Youtube смотрят больше половины российских пользователей интернета, треть из них — ежедневно. Отдельно опрашивали семьи с детьми до 10 лет: в половине Youtube смотрят каждый день.

Compromat.Ru: 75190

Скорее всего, результаты этих опросов оказали влияние на будущее сервиса, об этом слышали два собеседника «Проекта» — социолог, сотрудничающий с госструктурами, и близкий к АП политтехнолог — в Кремле сейчас не рассматривают вариант с блокировкой Youtube. По крайней мере, сразу два собеседника, близких к руководству администрации президента, уверенно говорят, что вопрос о блокировке хостинга «сейчас не стоит».

История про Youtube — скорее правило, чем исключение. Если результаты опроса говорят о росте недовольства среди сторонников Путина, власти не публикуют такие данные, но могут отреагировать. Например, весной 2017 года ВЦИОМ проводил опрос о программе реновации в Москве, рассказывают два бывших сотрудника ВЦИОМ. Исследование показало, что реновацию воспринимают как ошибку Путина, а не мэра Сергея Собянина. И власти немедленно решили смягчить риторику и не спешить с реновацией — Собянин тогда пообещал «внимательно отнестись ко всем содержательным заявлениям, прозвучавшим на митингах».

Всего не публикуется минимум треть результатов социологов, утверждает бывший сотрудник ВЦИОМа Дмитрий Руденкин. Бывший сотрудник ФОМа называет цифру в 50–70%. Получается, народ не имеет права знать свое собственное мнение по большинству вопросов.

Очень часто не публикуют опросы про Алексея Навального. ВЦИОМ спрашивает про отношение к нему почти в каждом телефонном опросе , но результаты никому неизвестны. На сайтах ВЦИОМа и ФОМа в последние годы фамилия Навального встречается только в ответах на открытые вопросы, то есть там, где о нем говорили сами респонденты. На пике прошлогодних протестов после суда над Навальным ФОМ по заказу властей изучал ценности и политические симпатии молодых людей 17–35 лет — в формате фокус-группы. Отчет о результатах этого исследования, который оказался в распоряжении «Проекта», никогда не публиковали, и понятно почему. Обнуление президентских сроков Путина и арест Навального участники исследования посчитали самыми плохими событиями за последние годы. А главный вывод исследования, вероятно, совсем не понравился Кремлю:

«Среди информантов есть и симпатизирующие Путину, и испытывающие к нему антипатию, многие относятся к нему нейтрально, безразлично. Но практически никто не стал бы голосовать за него сейчас».
Из исследования ФОМа ценностей и политических симпатий молодежи

В условиях, когда Кремль мог легко запретить ФОМу и ВЦИОМу публикацию любого материала, картину портил только Левада-центр. Но и тут власти нашли выход — запретили подконтрольным СМИ, а это почти все медиа, оставшиеся в России, публиковать новости по данным их опросов. Это произошло два года назад, знает глава центра Денис Волков. По его словам, ссылаться можно только на результаты старых исследований, но и это делают редко.

Кому запретили публиковать данные Левада-центра
Последняя новость по исследованию «Левады» на сайте «Коммерсанта» вышла в августе 2020 года .
Та же картина у «Ведомостей»: последняя новость — август 2020 года .
На сайте РБК — апрель 2020 года .
С января 2020 года новостей по «Леваде» нет у Russia Today.
«Газета.ру» с того же момента выпустила две новости по опросам службы — о сортировке отходов и отношении россиян к ядерной энергетике.
С февраля 2020 года таких новостей нет на сайте телеканала «360».

Так социология окончательно превратилась в инструмент в руках власти.

Голосование с первого взгляда

Социологи стали не просто публиковать правильные вопросы — с их помощью власть выстраивала в стране альтернативную реальность

В конце июня 2022 года, в разгар очередного наступления России в Украине, СМИ стали распространять казалось бы совершенно неуместный материал — «Посещаемость музеев и выставок в России увеличилась в 1,5 раза за последние 30 лет». Опрос как будто из другой реальности провел ВЦИОМ.

Социологи стали помогать Кремлю создавать альтернативную повестку задолго до этого случая — еще в 2017 году, когда после выхода фильма Навального «Он вам не Димон», который вышел 2 марта 2017 года и рассказывал о масштабной коррупционной схеме, организованной Медведевым, в России проходили митинги против коррупции. Тогда в администрации президента задумались, как бы отвлечь внимание населения. Чиновники обратились за помощью к социологам — попросили у них помочь «хорошими новостями». Те стали придумывать опросы, по которым СМИ писали позитивные новости, вспоминают источник «Проекта» во ВЦИОМе и бывший сотрудник ФОМа. Исследования про фильм и протесты власти тоже заказывали, говорит бывший сотрудник ВЦИОМа вроде таких:

Compromat.Ru: 75191
Зачастую при помощи опросов власть пытается программировать общественное мнение. Несколько лет назад в Кремле решили продвигать партию «Новые люди» — тогда ВЦИОМ стал регулярно публиковать опросы, из которых следовало, что никому неизвестная партия пройдет во многие региональные парламенты, а потом попадет и в Госдуму. Например, чуть больше чем за неделю до региональных выборов 2020 года ВЦИОМ опубликовал аналитический обзор, посвященный шансам «Новых людей» на выборах. Партию в нем называли одним из лидеров в нескольких областях. А перед думскими выборами 2021 года ВЦИОМ по заказу партии провел исследование, в результате которого спрогнозировал «Новым людям» самые высокие шансы пройти в Думу из непарламентских партий. Эти данные активно тиражировали прокремлевские СМИ: «Первый» канал, ТАСС, «Московский комсомолец», Life.ru и другие и «Новые люди» оказались в Госдуме. Собеседник, близкий к Кремлю, настаивает — в президентской администрации опросы не заказывали, зачастую заказы шли от самой партии.

Как социология "предсказывала" результаты выборов
Похожий прием еще в 1999 году использовал политтехнолог Глеб Павловский — он публиковал данные экзитполов на своем сайте прямо в день голосования на выборах в Госдуму. Тогда правило дня тишины распространялось только на СМИ — и Павловский этим воспользовался, заявив, что интернет — не СМИ.
Данные этих экзитполов, которые показывали, что созданный для поддержки Путина на будущих президентских выборах блок «Единство» (в 2001 году его преобразовали в «Единую Россию») идет на первом месте, а на третьем — дружественная ему партия «Союз правых сил». Эти результаты даже зачитали в прямом эфире «Вестей», причем еще до того, как голосование закончилось во всех регионах. В парламент партии, естественно, прошли.

Лояльные медиа часто помогают социологам продвигать альтернативную повестку. В 2021 году РИА Новости сообщили: «Половина россиян испытали позитивные эмоции во время просмотра прямой линии с Путиным». О том, как было проведено это исследование, в заметке не сказали. Хотя на сайте ВЦИОМа, по данным которого журналисты написали новость, прямо говорится — это не всероссийский опрос, а фокус-группы из 123 человек. Так 66 человек превратились в половину россиян.

Неудивительно, что такие важные для власти услуги стоят дорого. И на этом есть кому заработать.

Дорогие респонденты

Коррупция проявляется в России даже в соцопросах — семья кремлевского куратора социологии получала от Кремля дорогие заказы на исследование общественного мнения

ВЦИОМ и ФОМ — самые известные, но не единственные помощники Кремля. В последние годы на совещаниях в администрации президента стали появляться представители компании «Инсомар». Институт социального маркетинга. О ее связи с Кремлем «Проекту» говорят три собеседника, близких к президентской администрации.

Но совещаниями дело не ограничивается — компания получала заказы, например, на проведение исследований и экзит-полов на думских выборах 2021 года, следует из документов компании и связанных с ней юрлиц, которые оказались в распоряжении «Проекта». Это подтверждают и источники «Проекта». По просьбе Кремля социологи выясняли, могут ли Чулпан Хаматова и Алексей Пивоваров, — Пивоваров сказал «Проекту», что не знает ничего об этом, помощница Чулпан Хаматовой и пресс-служба фонда «Подари жизнь» не ответили на вопрос «Проекта» — как более лояльные, с точки зрения Кремля, кандидаты победить оппозиционеров Любовь Соболь и Сергея Митрохина в 208 округе по ЦАО. Еще одним вариантом был координатор «Лизы Алерт» Олег Леонов, в итоге и соперничавший с Митрохиным — он прошел в Думу, присоединившись к фракции «Новые люди», опросы для которой «Инсомар» также проводил.

Всего только в 2021 году «Инсомар» и связанные с ним юрлица получили от органов власти и связанных с Кремлем и госорганами структур почти 580 млн рублей, следует из оказавшейся в распоряжении «Проекта» отчетности. Почему малоизвестная компания добилась заказов наряду с именитыми конкурентами?

В 2012 году в администрацию президента пришел волгоградский социолог Евгений Михайленко, до того сотрудничавший с «Единой Россией» и ВЦИОМом. Вскоре во внутриполитическом блоке Кремля он стал начальником того самого департамента, который отвечает за социологию, в том числе анализирует данные опросов общественного мнения и ставит социологам задачи. Сейчас это департамент обеспечения взаимодействия с экспертными организациями — он подчинен президентскому управлению по обеспечению деятельности Госсовета. Управлением руководит Александр Харичев — давний соратник первого замглавы администрации президента Сергея Кириенко.

Евгений Михайленко
Евгений Михайленко
Практически одновременно его жена Анна и стала владелицей и руководителем компании «Инсомар». Компанию в 2004 году создал социолог Сергей Хайкин, сотрудничавший с администрацией президента еще в нулевых. По словам источника «Проекта», знакомого с ситуацией в «Инсомаре», Евгений Михайленко был давно знаком с Хайкиным и участвовал в деятельности компании с самого ее основания. «Инсомар» получал заказы от Кремля и при Хайкине, но с приходом Михайленко их число стало заметно расти. Сам Хайкин на вопрос «Проекта» о том, почему он передал компанию именно Анне Михайленко, сказал, что она «хороший специалист». Видимо, чтобы ситуация не выглядела слишком вызывающей, в 2015 году Анна передала акции компании своим партнерам, связь которых с супругами Михайленко легко устанавливается. В 2015 контроль над «Инсомаром» перешел Марии Звягиной — но Звягина и Михайленко в прошлом совместно учредили в Волгограде православную организацию «Православный приход храма святых мучениц Веры, Надежды, Любови и Софии». А директором «Инсомара» после Анны Михайленко стала Наталья Фадеева — она когда-то переняла у Евгения Михайленко руководство в волгоградской маркетинговой компании ООО «АМК». Эта компания и сейчас получает подряды от связанных с семьей Михайленко компаний. Позже Михайленко создала с мужем еще одну структуру — (АНО) «Большая страна», которую в 2016 году передала своему брату Алексею Парамонову. Это девичья фамилия Анны, говорится на ее странице в «Одноклассниках», их отчества тоже совпадают, в Волгограде, откуда оба родом, они проживали по одному адресу. А руководит АНО сейчас Ольга Парамонова.

«Инсомар» и «Большая страна» регулярно получают заказы на социсследования и, соответственно, платежи от так называемых кремлевских «операторов» — структур, распределяющих деньги между подрядчиками президентской администрации. Один из таких операторов — это ЭИСИ. Экспертный институт социальных исследований, попечительский совет которого возглавляет председатель высшего совета «Единой России» и посол России в Беларуси Борис Грызлов, а исполнительным директором значится Анна Федулкина — давняя соратница Александра Харичева, начальника Михайленко в Кремле. Другая компания, перечисляющая деньги связанным с семьей чиновника юрлицам, — это PR-агентство «Полилог», которое до 2017 года возглавляла та же Федулкина.

Compromat.Ru: 75193
Кто спонсирует исследования общественного мнения
Евгений Михайленко сказал «Проекту», что развелся с женой в 2017 году и с тех пор не в курсе дел «Инсомара». Однако очень многое указывает на то, что этот развод мог быть формальным и не помешал семье и дальше вместе зарабатывать деньги. Например, Анна Михайленко как минимум до 2020 года руководила компанией, которой владеет мать ее бывшего супруга Галина Михайленко — сейчас она называется ООО «Медиашкола». В 2020 году бывшие супруги совместно стали собственниками квартиры в Москве на Новочеремушкинской улице, следует из документов, оказавшихся в распоряжении «Проекта». Кроме того, из утечек баз данных СДЭК и «Яндекс-еды» следует, что в 2021–2022 годах Анна постоянно заказывала доставку на адрес, где в феврале 2022 года ее бывший супруг зарегистрировал новое юрлицо ООО «СИТИ Центр». Знакомые бывших супругов утверждают, что не раз видели их вместе, в том числе с их детьми. В конце 2021 года, сразу после выборов в Госдуму, принесших «Инсомару» много заказов и сотни миллионов рублей, Михайленко ушел из администрации президента. Теперь он передает опыт молодежи — возглавляет один из факультетов Высшей школы экономики, а именно факультет городского и регионального развития, а также руководит Центром социальных исследований и технологических инноваций при ВШЭ, который проводит политические и социально-экономические исследования, откуда за последние годы уволили многих либеральных преподавателей.

***

Когда в Украине началась война и провластные СМИ по приказу Кремля стали публиковать новости о поддержке россиянами боевых действий, социолог Сергей Хайкин попробовал донести до Путина, что это не совсем так. Вместе с группой социологов он провел исследование, из которого получалось — среди молодежи, москвичей и петербуржцев высока доля несогласных с решением. Эти данные исследователи публиковать не стали, посчитав, что это будет не своевременно. «Проекту» их тоже не предоставили. Хайкину, который ранее работал с Кремлем, периодически удавалось через знакомых чиновников передавать президенту данные своих опросов, и он рассчитывал, что это получится и теперь. Но в последнее время ему все чаще отвечали: «Не надо расстраивать Владимира Владимировича». А на этот раз намекнули — публикация таких материалов сейчас неуместна.

Drudge Report Рейтинг@Mail.ru

Compromat.Ru ® — зарегистрированный товарный знак. Св. №319929. 18+. compromat2net@gmail.com